Управление развитием национальной инновационно ориентированной экономической системы на основе оценки индекса интеллектуальной активности национальной экономики

Головчанская Е.Э.1, Карачун И.А.1, Петренко Е.С.2
1 Белорусский государственный университет
2 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 1 (Январь-март 2021)

Цитировать:
Головчанская Е.Э., Карачун И.А., Петренко Е.С. Управление развитием национальной инновационно ориентированной экономической системы на основе оценки индекса интеллектуальной активности национальной экономики // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 1. – С. 13-32. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111550.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=45611363

Аннотация:
В данной статье определяются проблемы и ориентиры развития национальной экономики на основе оценки индекса интеллектуальной активности национальной инновационно ориентированной экономической системы. Исходя из анализа современных научно-методологических подходов предложена авторская структура индекса интеллектуальной активности (суб индексов): институциональная среда, интеллектуальный ресурс, результаты научных исследований и разработок, результаты инновационной деятельности. Авторский подход отражен также в структуре интеллектуального ресурса, в котором оцениваются формы интеллектуального ресурса, учитывающие количественные и качественные характеристики. Был построен интегральный индекс интеллектуальной активности национальной инновационно ориентированной системы Республики Беларусь, проанализированы динамика и отклонения показателей. На основании полученной оценки были выявлены проблемы и предложены ориентиры для управления развитием инновационной деятельностью с целью повышения ее эффективности и повышения национальной экономической системы Республики Беларусь в целом.

Ключевые слова: интеллектуальный ресурс, интегральный индекс, управление, интеллектуальная активность, инновационная деятельность, экономическая система

JEL-классификация: O31, O32, O33



Введение

Современные институциональные условия управления национальной инновационно ориентированной экономической системой Республики Беларусь определяют ключевую роль интеллектуальных ресурсов. Актуализируются вопросы выбора стратегических ориентиров функционирования экономической системы и, как следствие, оценки интеллектуальных ресурсов, уровень развития которых обуславливает инновационную активность и эффективность инновационной деятельности национального хозяйства в целом. Однако проблема оценки интеллектуальных ресурсов и их места в системе национальных и международных оценок инновационной деятельности экономической системы остается открытой, что обусловлено следующими обстоятельствами. Во-первых, в научной среде отсутствует единая точка зрения по поводу сущности понятия «интеллектуальные ресурсы». Ряд ученых акцентируют внимание на индивидуальности человека и определяют интеллектуальные ресурсы как «знания, умения, навыки, способности индивида (коллектива)» [1–5] (Akhtyamov, Kuznetsova, Saakova, 2011; Marusinina, 2007; Yakovleva, 2018; Shepelev, Serikov, 2019; Galushko, Alabina, 2019). Эта точка зрения дополняется организационными, информационными, коммуникационными знаниями [6–8] (Markovskaya, 2002; Fedorova, 2002; Klimov, 2001). Другие исследователи понимают интеллектуальные ресурсы как «систему отношений по поводу производства новых знаний» [9] (Tatarkin, 2010). Еще один подход включает в интеллектуальные ресурсы не только способности индивида, но и результаты инновационной деятельности [10] (Chamara, 2007). Мы подходим к определению интеллектуальных ресурсов с позиции индивида (коллектива, населения), структуры его (их) интеллекта (физический ресурс, ментальный ресурс, эмоциональный ресурс, духовный ресурс, глубинный ресурс), определяющей их способности, которые используются в инновационной деятельности национальной экономической системы [11] (Golovchanskaya, 2018). Во-вторых, это сложность оценки. Поскольку основу интеллектуальных ресурсов составляет индивид, их оценка связана с качествами составляющими, т.е. с оценкой способностей индивида. Анализируя работы разных ученых по проблемам оценки интеллектуальных ресурсов [12–17] (Melnikov, 2005; Ankudinov, 2009; Kudryavtseva, 2010; Oganyan, 2013; Lebedeva, Tatarko, 2009; Golovchanskaya, Strelchenya, Petrenko, 2018), мы пришли к выводу о том, что авторское понимание интеллектуальных ресурсов остается за пределами научной мысли. В качестве отдельного индекса интеллектуальные ресурсы не учитываются в исследованиях рейтинговых агентств: «Глобальный инновационный индекс», «Глобальный индекс конкурентоспособности», отчеты об инновационном развитии стран Организации экономического сотрудничества и развития, «Табло инновационного союза», «Индекс экономики знаний», «Индекс инновационного развития ЕС», «Индекс технологического союза» [18–24].

Поэтому сложность оценки определяется многообразием способностей индивида, а также субъективным характером их оценки и, как следствие, сложностью включения в систему статистической отчетности национальных экономических систем и рейтинговых оценок различных международных агентств.

В связи с этими обстоятельствами мы считаем целесообразным введение в структуру оценок уровня развития национальной экономической системы индекса «Интеллектуальная активность национальной экономической системы».

Новизна данной работы заключается в авторском подходе предлагаемого индекса, параметры которого качественно и количественно характеризуют уровень развития интеллектуальных ресурсов как ключевого ресурса инновационного развития национальной экономической системы.

Значимость разработки данного индекса обусловлена необходимостью определения дополнительных ориентиров управления совершенствованием инновационной деятельности.

Гипотеза исследования заключается в предположении о том, что интеллектуальные ресурсы являются ключевыми ресурсами в инновационной деятельности национальной экономической системы, определяющими ее уровень развития и ориентиры управления.

Таким образом, цель данной работы – с учетом теоретико-методологических основ оценить динамику интеллектуальной активности национальной экономической системы Республики Беларусь (Iia) и предложить ориентиры управления ее развитием.

Методология определения индекса интеллектуальной активности национальной инновационно ориентированной экономической системы (Iia) предполагает: определение структуры индекса; определение показателей оценки, сбор данных; преобразование показателей в сопоставимый вид методом линейного масштабирования; оценку составляющих индекса интеллектуальной активности; определение индекса интеллектуальной активности (Iia); анализ отклонения состояния элементов интеллектуальной активности от интегральной оценки (относительный уровень влияния); определение динамики индекса интеллектуальной активности инновационной экономики; формирование выводов и определение зон развития [25] (Golovchanskaya, Karachun, Strelchenya, 2017).

В состав индекса интеллектуальной активности национальной экономической системы мы включили следующие составляющие.

1. Интеллектуальные ресурсы (IR). Важность субиндекса определяется гипотезой исследования. В таблице 1 представлена структура субиндекса (IR). (Эмоциональный ресурс, духовный ресурс, глубинный ресурс в силу отсутствия данных в этом примере не используются).

Таблица 1

Структура субиндекса «Интеллектуальные ресурсы (IR)»

Индикаторы
Источник
IR1
Физический ресурс
IR11
Индекс благосостояния стран (здоровье)
Ментальный ресурс
IR12
Индекс благосостояния стран (образование)

IR13
IQ и глобальное неравенство [26] (Richard Lynn, Tatu Vanhanen, 2006)
Социальный ресурс
IR14
Индекс благосостояния стран (социальный капитал)
IR2
Удельный вес персонала, занятого научными исследованиями и разработками среди занятых в экономике
IR21
Статистические данные Белстат [27]
Удельный вес исследователей со степенью кандидата наук среди занятых в экономике
IR22

Удельный вес исследователей со степенью доктора наук среди занятых в экономике
IR23

Источник: составлено авторами.

2. Институциональная среда (IS). Выбор этого элемента связан с тем, что институциональная среда – это система управления, определяющая условия и вектор развития интеллектуальных ресурсов, эффективность научно-исследовательской и инновационной деятельности (табл. 2).

Таблица 2

Структура субиндекса «Институциональная среда (IS)»

Индикаторы
Источник
IS1
Политическая стабильность и отсутствие насилия
IS1
Глобальный инновационный индекс
IS2
Эффективность правительства
IS21
Глобальный инновационный индекс
Эффективность регулирующих органов
IS22
Верховенство закона
IS23
IS3
Обеспечение выполнения контрактов
IS31
Статистические данные Белстат [24]
Получение кредитов
IS32
Легкость начала бизнеса
IS33
Разрешение неплатежеспособности
IS33
Налогообложение
IS34
Источник: составлено авторами.

3. Результаты научных исследований и разработок (NI) – составляющая часть инновационного процесса и его результат (табл. 3).

Таблица 3

Структура субиндекса «Научные исследования и разработки NI»

Индикаторы
Источник
NI1
Число организаций, выполняющих научные исследования разработки
NI11
Статистические данные Белстат
Внутренние затраты на научные исследования и разработки
NI12
NI2
Объем выполненных научно-технических работ
NI21
Статистические данные Белстат
Рентабельность реализованной научно-технической продукции, работ, услуг
NI22
Источник: составлено авторами.

4. Результаты инновационной деятельности (ID) – как результаты эффективности использования интеллектуальных ресурсов, управления (IS), научных исследований и разработок (NI) (табл. 4).

Таблица 4

Структура субиндекса «Инновационная деятельность ID»

Индикаторы
Источник
ID1
Удельный вес организаций, осуществляющих технологические инновации
ID11
Статистические данные Белстат
Число организаций, осуществляющих технологические инновации
ID12
Коэффициент изобретательской активности
ID13
Выдано патентов на изобретения
ID14
Действует патентов
ID15
ID2
Удельный вес организаций, осуществляющих затраты на технологические инновации
ID21
Статистические данные Белстат
Доля инновационно активных предприятий промышленности
ID22
Удельный вес организаций промышленности, осуществляющих затраты на технологические, маркетинговые, организационные инновации
ID23
ID3
Удельный вес отгруженной инновационной продукции (работ, услуг) в общем объеме отгруженной продукции (работ, услуг) организаций промышленности
ID31
Статистические данные Белстат
Удельный вес отгруженной инновационной продукции (работ, услуг), новой для внутреннего рынка, в общем объеме отгруженной продукции (работ, услуг) организаций промышленности
ID32
Удельный вес отгруженной инновационной продукции (работ, услуг), новой для мирового рынка, в общем объеме отгруженной продукции (работ, услуг) организаций промышленности
ID33
Источник: составлено авторами.

Набор показателей мы определяем исходя из структуры индекса интеллектуальной активности национальной экономики, что обуславливает их различия в размерности: процент, численность исследователей, количество в единицах и т.д.

Для дальнейших расчетов показатели необходимо преобразовать в сопоставимый вид. В таких случаях принято использовать метод линейного масштабирования в пределах [0; 1]:

(или (для отрицательного влияния) (1)

где – нормализованное значение элемента индекса интеллектуальной активности; Xj – фактическое значение показателя, описывающего j-й элемент индекса; Xmin и Xmax – минимальное и максимальное значения показателя, описывающего j-й элемент; n – количество показателей субиндекса. Мы принимаем следующие предельные значения показателей индекса: 0 – это худшее значение в случае возможности соотнесения с показателями других регионов, стран, лет. При невозможности прямого сравнения можно принимать нулевое значение показателя (наихудшее). В случае возможности прямого сравнения 1 соответствует наилучшему значению, другие значения отражают зоны развития, т.е. целевой ориентир в краткосрочном и долгосрочном периоде.

Значения субиндексов рассчитываются как средние значения всех компонентов а сам индекс рассчитывается по формуле (для улучшения восприятия итоговый результат можно представить в процентах):

(2)

Временной период исследования определяется нами с 2010 г. по 2018 г. Провести исследование с учетом более раннего периода не представляется возможным, так как четкие черты инновационная деятельность в Республике Беларусь приобрела с 2010 года, что было определено стратегическими ориентирами развития и управлением организации инфраструктуры инновационной деятельности.

Исходные данные для расчета индекса интеллектуальной активности Республики Беларусь за 2010–2018 гг. представлены в таблице 5.

Таблица 5

Показатели элементов индекса интеллектуальной активности экономики (Iia) Республики Беларусь за 2010–2018 гг.

Индикатор/г.г.
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
IS1
IS1
0.48100
0.48245
0.51372
0.50119
0.53596
0.52200
0.52846
0.48930
0.57071
IS2
IS21
0.27717
0.28444
0.31967
0.32064
0.40277
0.40823
0.40442
0.43241
0.43979
IS22
0.27378
0.26451
0.28607
0.28635
0.29830
0.30128
0.31175
0.35277
0.36799
IS23
0.28607
0.27854
0.31260
0.31982
0.33194
0.33741
0.35679
0.33626
0.33341
IS3
IS31
0.81100
0.81100
0.78700
0.78700
0.78700
0.78700
0.67600
0.67600
0.67600
IS32
0.37500
0.43800
0.43800
0.43800
0.35000
0.35000
0.35000
0.40000
0.50000
IS33
0.87800
0.87800
0.87800
0.87700
0.89600
0.89600
0.91900
0.91900
0.91900
IS34
0.39000
0.44000
0.45200
0.43400
0.41700
0.41800
0.41900
0.50300
0.51300
IS35
0.00000
0.03300
0.42000
0.67400
0.70400
0.79100
0.71500
0.71200
0.70800
IR1
IR11
0.66140
0.66550
0.66580
0.66890
0.67880
0.68720
0.69220
0.70650
0.72430
IR12
0.77460
0.77740
0.78560
0.79750
0.80450
0.80160
0.79970
0.79880
0.79770
IR13
0.77551
0.77551
0.77551
0.77551
0.77551
0.77551
0.77551
0.77551
0.77551
IR14
0.63320
0.63320
0.63320
0.63320
0.63320
0.63320
0.63320
0.63320
0.63320
IR2
IR21
1.00000
0.94102
0.77856
0.49635
0.14523
0.00000
0.02990
0.20584
0.43374
IR22
0.87596
1.00000
0.69029
0.27528
0.01073
0.00000
0.11558
0.37401
0.31858
IR23
0.99077
1.00000
0.74178
0.60930
0.26329
0.10439
0.00000
0.24408
0.02921
NI1
NI11
0.37374
0.70707
1.00000
0.51515
0.26263
0.08081
0.00000
0.23232
0.24242
NI12
0.00000
0.15053
0.38337
0.51684
0.46899
0.53653
0.57779
0.80544
1.00000
NI2
NI21
0.00000
0.12820
0.47247
0.67866
0.57307
0.64523
0.72929
0.93681
1.00000
NI22
0.17500
0.27900
0.21500
0.23900
0.20700
0.22400
0.29100
0.28200
0.28200
ID1
ID11
0.15400
0.22700
0.22800
0.21700
0.20900
0.19600
0.20400
0.21000
0.23300
ID12
0.00000
1.00000
0.94958
0.73109
0.49580
0.15126
0.17647
0.19328
0.47059
ID13
1.00000
0.92857
0.92857
0.78571
0.21429
0.07143
0.00000
0.00000
0.00000
ID14
0.70318
1.00000
0.78445
0.57951
0.41814
0.32627
0.37220
0.26502
0.00000
ID15
0.85297
1.00000
0.94533
0.86553
0.65682
0.26709
0.22165
0.10307
0.00000
ID2
ID21
0.18100
0.24300
0.22700
0.22500
0.20100
0.18900
0.19500
0.21600
0.22000
ID22
0.15400
0.22700
0.22800
0.21700
0.20900
0.19600
0.20400
0.21000
0.23300
ID23
0.18100
0.24300
0.24800
0.24400
0.22800
0.21100
0.21700
0.22500
0.24500
ID3
ID31
0.14500
0.14400
0.17800
0.17800
0.13900
0.13100
0.16300
0.17400
0.18600
ID32
0.53200
0.60000
0.43600
0.44600
0.46000
0.35700
0.43500
0.49100
0.55200
ID33
0.00800
0.01100
0.00700
0.00600
0.01200
0.01800
0.00500
0.00500
0.01200

Источник: составлено авторами [8–13] (Klimov, 2001; Tatarkin, 2010; Chamara, 2007; Golovchanskaya, 2018; Melnikov, 2005; Ankudinov, 2009).

После нормализации значений показателей и расчета соответствующих субиндексов получим динамику индекса интеллектуальной активности на протяжении 2010–2018 гг. (табл. 6).

Таблица 6

Оценка индикаторов, составляющих индекс интеллектуальной активности (Iia)

2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
IS1
0.48100
0.48245
0.51372
0.50119
0.53596
0.52200
0.52846
0.48930
0.57071
IS2
0.27900
0.27583
0.30612
0.30893
0.34433
0.34898
0.35765
0.37381
0.38040
IS3
0.49080
0.52000
0.59500
0.64200
0.63080
0.64840
0.61580
0.64200
0.66320
IR1
0.71118
0.71290
0.71503
0.71878
0.72300
0.72438
0.72515
0.72850
0.73268
IR2
0.95558
0.98034
0.73688
0.46031
0.13975
0.03480
0.04849
0.27464
0.26051
NI1
0.18687
0.42880
0.69168
0.51599
0.36581
0.30867
0.28890
0.51888
0.62121
NI2
0.08750
0.20360
0.34374
0.45883
0.39003
0.43462
0.51015
0.60940
0.64100
ID1
0.54203
0.83111
0.76719
0.63577
0.39881
0.20241
0.19486
0.15427
0.14072
ID2
0.17200
0.23767
0.23433
0.22867
0.21267
0.19867
0.20533
0.21700
0.23267
ID3
0.22833
0.25167
0.20700
0.21000
0.20367
0.16867
0.20100
0.22333
0.25000
Индекс Iia, %
41.3%
49.2%
51.1%
46.8%
39.4%
35.9%
36.8%
42.3%
44.9%
Источник: составлено авторами.

Динамика индекса интеллектуальной активности национальной инновационно ориентированной экономической системы РБ (Iia) представлена на рисунке 1.

Рисунок 1. Динамика индекса интеллектуальной активности национальной инновационно ориентированной экономической системы (Iia)

Источник: составлено авторами.

График показывает существенное снижение (30%) индекса Iia в 2015 году по отношению к 2012 году. Однако к 2018 году произошел рост индекса Iia на 20%.

Отклонения состояния элементов интеллектуальной активности от интегральной оценки целесообразно привести в табличную форму (табл. 7).

Таблица 7

Отклонения состояния элементов интеллектуальной активности от интегральной оценки индекса (Iia)

2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
IS1
0.06757
-0.00999
0.00265
0.03314
0.14147
0.16285
0.16088
0.06618
0.12140
IS2
-0.13443
-0.21661
-0.20495
-0.15911
-0.05015
-0.01018
-0.00993
-0.04930
-0.06891
IS3
0.07737
0.02756
0.08393
0.17395
0.23632
0.28924
0.24822
0.21889
0.21389
IR1
0.29775
0.22047
0.20396
0.25073
0.32852
0.36522
0.35757
0.30539
0.28337
IR2
0.54215
0.48790
0.22581
-0.00774
-0.25473
-0.32436
-0.31909
-0.14847
-0.18880
NI1
-0.22656
-0.06363
0.18062
0.04795
-0.02867
-0.05049
-0.07868
0.09576
0.17190
NI2
-0.32593
-0.28884
-0.16733
-0.00922
-0.00445
0.07546
0.14257
0.18629
0.19169
ID1
0.12860
0.33868
0.25612
0.16772
0.00433
-0.15675
-0.17272
-0.26884
-0.30859
ID2
-0.24143
-0.25477
-0.27674
-0.23938
-0.18182
-0.16049
-0.16225
-0.20611
-0.21664
ID3
-0.18510
-0.24077
-0.30407
-0.25805
-0.19082
-0.19049
-0.16658
-0.19978
-0.19931

Источник: составлено авторами.

Для определения проблемных зон и направлений развития национальной инновационно ориентированной системы необходимо ориентироваться на динамику, равномерность и сбалансированность существенных отклонений элементов, составляющих индекс интеллектуальной активности.

Рассмотрим тенденции развития элементов, входящих в индекс интеллектуальной активности (рис. 2).

Рисунок 2. Динамика индекса интеллектуальной активности (Iia) и основных его элементов

Источник: составлено авторами.

Управление национальной инновационно ориентированной экономической системой и его особенности определяются, прежде всего, институциональной моделью ее развития. Институциональная модель Республики Беларусь отличается социальной ориентированностью и последовательным, постепенным переходом к рыночной экономике. Институциональная среда формирует условия и инфраструктуру инновационной деятельности республики.

На рисунке 3 показан анализ институциональной среды РБ.

Рисунок 3. Динамика индексов оценки институциональной среды и отклонения от интегральной оценки (индекса) интеллектуальной активности (Iia)

Источник: составлено авторами.

Для институциональной среды (элементы IS1, IS2, IS3) характерна положительная динамика. В частности, для показателей, оценивающих условия ведения предпринимательской деятельности (элемент IS3), 2018 год показал наиболее положительный результат. Показатель IS1, характеризующий политическую стабильность и отсутствие терроризма, также улучшается за исследуемый период времени. Отклонения элементов от интегральной оценки (индекса) интеллектуальной активности (Iia) показывают, что IS2 (эффективность правительства, эффективность регулирующих органов, верховенство закона) имеет отрицательные значения и с 2015 года наблюдается тенденция к увеличению этого отклонения. Отклонения IS1 и IS3 находятся в положительной зоне исследуемого периода.

Динамика интеллектуального ресурса IR (физический, ментальный, социальный) и отклонения от интегральной оценки приведены на рисунке 4.

Рисунок 4. Динамика индексов оценки интеллектуального ресурса и отклонения от интегральной оценки индекса интеллектуальной активности (Iia).

Источник: составлено авторами.

Показатель IR1 оценивает качество интеллектуального ресурса, IR2 – его количественный аспект. Оценка качественной составляющей интеллектуального ресурса национальной экономической системы является достаточно высокой. При этом в рассматриваемом периоде наблюдается положительная динамика. В качестве возможных причин можно отметить позитивные тенденции развития систем здравоохранения и образования. Показатель IR2 (соотношение количества ученых и исследователей к численности населения) к 2015 году резко снизился, однако определенный рост к 2017 году наметил позитивные тенденции. График отклонения показывает, что IR2 с 2014 года имеет отрицательные значения. К 2018 году отклонение IR2 от Iia составляет – - 0,19

Динамика научно-исследовательской деятельности (NI) в республике отличается неравномерностью (нестабильностью) (рис. 5).

Рисунок 5. Динамика элементов индекса научно-исследовательской деятельности и отклонения от интегральной оценки (индекса) интеллектуальной активности (Iia)

Источник: составлено авторами.

Характер роста условий научно-исследовательской деятельности (NI1), включающий в себя внутренние затраты на проведение научных исследований и разработок и число организаций, их выполнявших, отличается нестабильностью. Результативность научно-исследовательской деятельности (NI2) также отличается неустойчивостью. К 2012, 2013 гг. виден резкий рост NI1 NI2 соответственно. Далее происходит существенное снижение к 2014 году. С 2016 года наблюдается резкое увеличение этих показателей, что связано с увеличением объема выполненных научно-технических работ и увеличением рентабельности (увеличилась до 28,2% – максимум за период). Отклонения от интегральной оценки с 2017 года имеют положительные значения.

Следующая группа элементов характеризует инновационную активность предприятий (ID1), в том числе в промышленности (ID2), а также результаты этой деятельности (ID3) (рис. 6).

Рисунок 6. Динамика инновационной активности предприятий и отклонения индексов оценки инновационной активности предприятий от интегральной оценки (индекса) интеллектуальной активности (Iia)

Источник: составлено авторами.

Элемент ID1 включает оценку инновационной активности предприятий, а также изобретательскую активность (патенты на душу населения). К 2015 году наблюдается существенное падение ID1, которое замедляется к 2018 году. Такая тенденция объясняется снижением коэффициента изобретательской активности и количества выданных и действующих патентов. С 2015 года наблюдается незначительный рост ID2 и ID3. Отклонения оценки элементов ID1, ID2 и ID3 от интегральной оценки (Iia) в 2018 г. находятся в отрицательной зоне, являются наиболее значительными (среди отрицательных): - 0,31; - 0,22; - 0,20 соответственно.

На основании оценки величины отклонений состояния элементов интеллектуальной активности от интегральной оценки полученных результатов можно выделить 4 группы показателей (табл. 8).

Таблица 8

Группировка результатов отклонений состояния элементов интеллектуальной активности от интегральной оценки полученных результатов (Iia)


п/п
Характеристика отклонений
Интервал
значений
Значение, n
1.
Элементы, наиболее приоритетные для мониторинга ситуации, детального анализа, оценки, требующие формирования новой концепции развития
-0,01> n
IR2: - 0,19
ID1: - 0.31
ID2: - 0,22
ID3: - 0,20
2.
Элементы, приоритетные для мониторинга ситуации, детального анализа и оценки, формирования новой концепции развития
-0,01 < n < 0,05
IS2: - 0,007
3.
Элементы, требующие мониторинга ситуации, детального анализа и оценки
0,05 < n < 0,2
IS1: 0.12
NI1: 0.17
NI2: 0.19
4.
Элементы, требующие мониторинга ситуации
0,2 < n
IS3: 0.21
IR1: 0.28
Источник: составлено авторами.

Заключение

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

Динамика индекса интеллектуальной активности национальной инновационно ориентированной экономической системы (Iia) РБ в целом показывает положительную тенденцию: к 2018 году по отношению к 2010 году его рост составил 9%.

Интеллектуальный ресурс IR как ключевой ресурс инновационно ориентированного развития экономической системы в условиях инфраструктуры институциональной модели РБ определяет эффективность научно-исследовательской NI, инновационной деятельности ID и уровень интеллектуальной активности Iia. Динамика показателей на период с 2010 года по 2012 год свидетельствует о том, что высокий уровень развития IR обеспечил резкий рост NI (научно-исследовательской деятельности) и повышение ID (инновационной деятельности). Дальнейшее снижение эффективности научно-исследовательской NI и инновационной деятельности NI связано со снижением субиндекса IR, что также сказалось и на результирующем индексе Iia. Повышение к 2018 году субиндекса IR повлекло за собой повышение субиндексов: NI, ID и, как следствие, интегрального индекса Iia.

Анализ отклонений субиндексов от интегральной оценки Iia за 2018 год (табл. 5) выявляет ряд проблемных моментов. В первую очередь – IR2 (количественные характеристики интеллектуальных ресурсов) в структуре субиндекса IR показывает существенные отрицательные тенденции. Это связано со снижением удельного веса персонала, занятого научными исследованиями и разработками, среди занятых в экономике, удельным весом исследователей со степенью кандидата наук среди занятых в экономике, удельным весом исследователей со степенью доктора наук среди занятых в экономике. Более того, наблюдается старение ученых РБ. Так, в 2019 году наибольшую долю из 607 человек исследователей со степенью доктора наук занимают ученые: в возрасте 60–69 лет – 202 человека, 70 лет и старше – 299, что составляет 80% от общей численности; наибольшую долю из 2803 человек исследователей со степенью кандидата наук занимают ученые: в возрасте 60–69 лет – 660 человек, 70 лет и старше – 388, что составляет 40% [12] (Melnikov, 2005). Очевидно, что вектор управления приоритетами инновационно ориентированной экономической системы необходимо направить на разработку новой концепции развития интеллектуальных ресурсов, в основе которой создание социальных и материальных условий для повышения уровня развития исследователей и притока молодых ученых в научно-исследовательскую и инновационную деятельность.

В этой же отрицательной зоне отклонений от интегральной оценки Iia находится субиндекс ID – инновационная деятельность (ID1, ID2, ID3).

Наибольшее отклонение приходится на ID1 (инновационная активность): (- 0,31). Наиболее негативный тренд характерен для коэффициента изобретательской активности (уменьшение почти в 4 раза), количества выданных патентов (уменьшение на 25%). Изменение данных тенденций возможно путем совершенствования законодательной и нормативно-правовой базы в области управления интеллектуальной собственностью, а также стимулирования привлечения интеллектуальных ресурсов и повышения уровня их развития (о чем писали выше). Для развития элементов ID2, ID3 (инновационная активность организаций, в том числе в промышленности) следует пересмотреть механизм управления инновационной активностью государственных предприятий, в том числе: развивать систему развития управленческого персонала, совершенствовать систему мониторинга, включив оценку интеллектуальных ресурсов, уточнить цели и задачи развития конкретных предприятий.

Несмотря на позитивную динамику субиндекса IS (институциональная среда), отклонения IS2 от интегрального индекса (Iia) показывают отрицательные тенденции. Наблюдается низкая эффективность регулирующих органов, что через снижение уровня развития интеллектуальных ресурсов определяет низкую результативность и эффективность интеллектуальной активности как в сфере научных исследований и разработок, так и в сфере промышленного производства и приводит к необходимости формирования новой концепции развития. Важной здесь является корректировка целей и задач, стоящих перед регулирующими органами: сглаживать негативные тенденции в их понимании и исполнении, проводить работы по повышению качества человеческого капитала, задействованного в данной сфере государственной службы. Позитивная динамика эффективности правительства обеспечивается во многом созданием системы электронного правительства и развитием на его основе государственных услуг. Несмотря на относительно (внутри страны) высокий уровень развития элемента IS1 (политическая стабильность и отсутствие терроризма), за исследуемый период не отмечается тенденций его серьезного развития. Поэтому предлагается определить дополнительные меры по развитию гражданского общества, повысить качество работы по предотвращению террористических атак и других действий, направленных на дестабилизацию обстановки в стране.


Источники:

1. Ахтямов М.К., Кузнецова Н.А., Саакова Л.В. Обоснование критерия эффективности использования интеллектуальных ресурсов// «Креативная экономика» № 5 (53),2011 .
2. Марусинина Е. Ю. Управление интеллектуальными ресурсами предприятия в рамках реализации концепции внутриорганизационного маркетинга: Автореферат на соискание ученой степени кнд.эк.наук. Волгоград,2007с.
3. Яковлева Е.А. Управление интеллектуальными ресурсами работников в условиях инновационного развития цифровой экономики // Креативная экономика. – 2018. – Том 12. – № 8. – С. 1073-1088. – doi: 10.18334/ce.12.8.39292
4. Шепелев М.И., Сериков В.В. Инновационно-ориентированный подход к управлению трудовыми ресурсами // Экономика труда. – 2019. – Том 6. – № 1. – с. 113-124. – doi: 10.18334/et.6.1.39887.
5. Галушко М.В., Алабина Ю.Ю. Использование интеллектуального потенциала как условие инновационного развития региона // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – Том 9. – № 3. – с. 771-786. – doi: 10.18334/vinec.9.3.40878.
6. Марковская Е. И. Интеллектуальные ресурсы в обеспечении конкурентоспособности предприятия: Автореферат на соискание ученой степени кнд.эк.наук.Санктр-Петербург,2002.
7. Федорова Н.В. Управление интеллектуальными ресурсами промышленного предприятия: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кан. эк. наук.Красноярск, 2002.
8. Климов С. М. Формирование, использование и стратегическое управление интеллектуальными ресурсами общества в условиях рыночной трансформации российской экономики: Автореферат диссертации на соискание степени д-ра экон. наук ,СПб., 2001
9. Татаркин А. И. Интеллектуальный ресурс общества: сущность, классификация и роль в социально-экономическом развитии. Бизнес, менеджмент и право // научно-практический экономико-правовой журнал. .- 2010 . - №3 http://www.bmpravo.ru/show_stat.php?stat=765
10. Чамара И.М. Интеллектуальные ресурсы в мирохозяйственном развитии: Диссертация на соискание научной степени кандидата экономических наук, Киев, 2007.
11. Головчанская Е.Э. Развитие интеллектуальных ресурсов Республики Беларусь: теория, методология, практика / Е.Э.Головчнаская/монография.-Минск.-2018. С.227
12. Мельников, О.Н. Управление человеческими ресурсами современных высокотехнологичных организаций: дис. … д-ра экон. наук: 08.00.05 [Текст] / Мельников Олег Николаевич. – Москва, 2005. – 433 c.
13. Анкудинов, И.Г. Автоматизация управления и комплексного использования человеческих и структурных ресурсов наукоемких производств : дис. ... д-ра техн. наук : 05.13.06 [Текст] / Анкудинов Иван Георгиевич. – СПб, 2009. – 298 с.
14. Кудрявцева, С.С. Трансформация интеллектуальных ресурсов в капитал при формировании нового качества экономического роста : дис. … канд. экон. наук: 08.00.01: [Текст] / Кудрявцева Светлана Сергеевна; [Место защиты: Сам. гос. эконом. ун-т]. – Казань, 2010. – 172 с.
15. Оганян, К.М. Управление интеллектуальными ресурсами организации: учебник [Текст] / К.М. Оганян. – СПб. : СПбГЭУ, 2013. – 303 с.
16. Лебедева, Н.М. Методика исследования отношения личности к инновациям [Текст] / Н.М. Лебедева, А.Н. Татарко // Альманах современной науки и образования. – Тамбов : Грамота, 2009. – № 4 (23): в 2-х ч. – Ч. II. – C. 89-96.
17. Головчанская Е.Э., Стрельченя Е.И., Петренко Е.С. Оценка влияния
интеллектуального ресурса на экономический рост //Креативная экономика. 2018. Т. 12. № 10. С. 1599-1618.
18. Информационное телеграфное агентство России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://tass.ru/nauka/1857951.– Дата доступа: 24.03.2020
19. The Global Information Technology Report 2016. Rewards and Risks of Big Data (Networked Readiness Index). World Economic Forum and INSEAD. Geneva, 2017. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://reports. weforum.org/global-information-technology-report-2016 /. – Дата доступа: 01.07.2020.
20. Knowledge Economy Index. The World Bank Group, 2019 – Knowledge for Development. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.ebrd.com/news/publications/brochures/ebrd-knowledge-economy-index.html. – Дата доступа: 01.07.2020.
21. Сайт Организации экономического сотрудничества и развития. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://oecdru.org/economy.html/. – Дата доступа: 01.07.2020.
22. European Innovation Scoreboard 2016 [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://www.knowledgetransferireland.com/About_KTI/Reports-Publications / European-Innovation-Scoreboard-2016.pdf . – Дата доступа: 01.08.2020.
23. Innovation in science, technology and industry// Organization for Economic Co-operation and Development [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.oecd.org/innovation/inno/ (дата обращения: 01.08.2020)
24. The Legatum prosperity index 2020 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.prosperity.com/about/resources. – Дата доступа: 01.08.2020.
25. Головчанская Е.Э., Карачун И.А., Стрельченя Е. Оценка интеллектуальной активности инновационной экономики // Наука и инновации. 2017. № 8 (174). С. 48-53.
26. Richard Lynn, Tatu Vanhanen. IQ and Global Inequality. Washington Summit Publishers: Augusta, 2006.- 442с. GA. ISBN 1-59368-025-2
27. Статистический комитет Республики Беларусь [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://belstat.gov.by/. – Дата доступа: 01.08.2020.

Страница обновлена: 26.04.2021 в 18:15:33