Особенности представления информации о договорах аренды в финансовой отчетности компаний

Арчакова-Ужахова М.Б.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 12 (Декабрь 2020)

Цитировать:
Арчакова-Ужахова М.Б. Особенности представления информации о договорах аренды в финансовой отчетности компаний // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 12. – С. 3221-3236. – doi: 10.18334/epp.10.12.111383.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44668162

Аннотация:
В статье рассматриваются вопросы определения арендных отношений для целей представления информации в финансовой отчетности компании-арендатора, влияние нового подхода к отражению аренды на финансовые показатели эффективности деятельности компании и ее платежеспособности. Автор исследовал специфику определения компонента аренды в соответствии с новым подходом, проанализировал существенные аспекты и последствия внедрения Стандарта для смежных структурных подразделений, исследовал особенности определения периметра влияния МСФО (IFRS) 16 на практических примерах, сформулировал рекомендации по оптимизации процесса внедрения и применения нового подхода к отражению информации о договорах аренды в финансовой отчетности российских компаний.

Ключевые слова: договор аренды, идентифицируемый актив, контроль, долгосрочное обязательство по аренде, лизинг, показатели эффективности деятельности, инвестиционная привлекательность

JEL-классификация: G39, K12, G19



Введение

Актуальность темы исследования. Проблема признания и представления информации о договорах аренды является особенно актуальной в последнее время ввиду того, что они по своей экономической сути представляют собой сделку по долгосрочному кредитованию арендодателем арендатора для приобретения внеоборотного актива. Таким образом, договор аренды по своей экономической сути предполагает возникновение у арендатора актива, который он может использовать в своей основной деятельности, и заемного капитала, который ему предоставляет контрагент за вознаграждение.

Однако ранее компании, пользуясь отсутствием требований по признанию актива и обязательства по договору аренды как в российской, так и в международной (в части операционной аренды) учетной практике, по сути, занижали свои активы и обязательства на существенные суммы. Так, по оценкам экспертов, у публичных компаний, выпускающих отчетность в соответствии с международными или американскими стандартами бухгалтерского учета, на момент оценки были заключены договоры аренды на сумму около 3,3 трлн долл. При этом 85% из них не находили отражения в финансовой отчетности компаний-арендаторов [1, 7]. Данный анализ основан на выборке 30 тысяч публичных компаний, примерно 14 тысяч из которых раскрывали данные об обязательствах по договорам операционной аренды за балансом. Общая сумма недисконтированных будущих арендных платежей по этим договорам оценивалась приблизительно в 2,9 трлн долл.

Все это привело к серьезным последствиям, которые и определили актуальность темы данного исследования:

1. Финансовая отчетность компаний, основными пользователями которой являются потенциальные инвесторы и кредиторы, не отвечает критериям достоверности и полноты.

2. Отсутствие полной информации об арендованном имуществе в финансовой отчетности влечет несопоставимость данных компаний, привлекающих заемные средства для приобретения внеоборотных активов, с одной стороны, и компаний, получающих их на условиях аренды, с другой.

3. Надежная оценка забалансовых обязательств компании по аренде невозможна, поскольку они, как правило, приводятся в номинальной сумме без учета временной стоимости денег, из-за чего их величина существенно переоценена.

Литературный обзор. Проблема отражения информации об аренде уже не первое десятилетие освещается в работах ученых Гетьмана В.Г., Вахрушиной М.А., Левковича А.О., Дмитриевой И.М., М.В. Мельник, В.Ф. Палия и других.

В научных трудах [3, 4] (Medvedeva, 2017, Vakhrushina, 2020) определены методологические особенности современного учетного отражения арендных операций и раскрытия информации о них в отчетности согласно МСФО. Ряд работ посвящены исследованию институциональных особенностей и реформированию учета договоров аренды в целом [11, 12] (Plotnikov, Plotnikova, 2018; Plotnikov, Plotnikova, Melnikov, 2017).

Отражение договоров аренды в финансовой отчетности, подготовленной в соответствии с российскими и международными стандартами, регламентировано документами [1, 8, 9]. Анализ нового подхода к учету аренды и последствия его внедрения освещены в документах [5–7].

Принятие в январе 2016 года нового стандарта по учету арендных отношений МСФО (IFRS) 16 «Аренда» (далее – Стандарт), а следом и Федерального стандарта по бухгалтерскому учету 25/2018 «Бухгалтерский учет аренды» стало революционным событием для российских и иностранных компаний, но в то же время выявило ряд новых проблем.

Цель исследования. Целью исследования является аргументация современного подхода к идентификации аренды в договоре, систематизация требований по раскрытию информации о них в финансовой отчетности, а также критическая оценка влияния нового подхода на финансовую отчетность компании в целом и на финансовые показатели эффективности ее деятельности в частности.

Научная новизна. Выявлены отличительные особенности новых методологических подходов к раскрытию информации об аренде в финансовой отчетности компании-арендатора в сравнении с прежним подходом. Исследованы и раскрыты особенности применения нового подхода на практике в части идентификации компонента аренды в договоре, определено его влияние на финансовые показатели эффективности деятельности предприятия.

Авторская гипотеза. Внедрение нового подхода к отражению арендных договоров повысит транспарентность финансовой отчетности, что, в свою очередь, укрепит доверие к отчитывающейся компании, приведет к повышению ее инвестиционной привлекательности и, следовательно, снижению стоимости привлечения капитала.

Методология. Исследование было проведено с использованием приемов контент-анализа, общенаучных методов анализа и синтеза, систематизации, классификации. Основные источники информации: научные труды и публикации в области управления рисками, а также нормативные акты, регламентирующие процессы управления рисками.

Аренда или договор оказания услуг?

Изменения были продиктованы, прежде всего, тем, что прежний подход к отражению аренды в финансовой отчетности не отвечал требованиям, предъявляемым к качеству финансовой отчетности, таким как достоверность, надежность, значимость, полнота и др. [8, 22].

Новый подход основан на отражении всех договоров аренды в составе активов организации. В основе изменений лежит тот факт, что аренда, независимо от ее условий, приводит к возникновению у арендатора актива, так как подразумевает передачу арендодателем объекта аренды, используя который арендатор получит экономические выгоды, и арендного обязательства, которое является по своей сути долгосрочным заимствованием.

В зависимости от того, содержит ли договор компонент аренды, соглашение учитывается в качестве договора аренды или договора об оказании услуг. Таким образом, идентификация аренды является чуть ли не самым главным шагом в построении правильного учета договора, так как влияет на решение организации в отношении признания его в отчете о финансовом положении либо в качестве текущих расходов по договору об оказании услуг [4, 6] (Vakhrushina, 2020).

На дату начала отношений по договору принимающая сторона определяет, является ли договор содержащим компонент аренды. Главным критерием аренды является наличие контроля над идентифицированным активом у принимающей стороны.

В этом основное отличие договора аренды от обычного сервисного контракта, в рамках которого поставщик услуг продолжает контролировать все ресурсы, необходимые для их успешного оказания.

Обратим внимание, что новый подход к определению аренды приведет к тому, что ряд соглашений, которые ранее классифицировались в качестве арендных, согласно требованиям нового стандарта, таковыми не являются и подлежат отражению в качестве услуг. Новый Стандарт ужесточил требования для данной оценки, установив наличие контроля над активом обязательным условием для определения аренды.

Идентифицированный актив

Итак, аренда возникает тогда, когда клиент контролирует пользование идентифицированным активом в течение срока действия договорных отношений, то есть когда он имеет право на:

- получение всех существенных экономических выгод от использования идентифицированного актива;

- управление пользованием данным активом в течение всего оговоренного срока аренды.

Первый критерий: получение экономических выгод. Получение практически всех существенных экономических выгод является одним из главных критериев наличия возможности у клиента контролировать актив. Каждый договор требует индивидуального рассмотрения и анализа на предмет соблюдения данного критерия ввиду того, что его условиями может быть предусмотрена так называемая защита интересов арендодателя. Так, договор может в той или иной мере наложить ограничения на свободу клиента в пользовании активом и, следовательно, в получении экономических выгод. В подобных ситуациях право принимающей стороны на получение экономических выгод ограничений оценивается в рамках данных ограничений.

При анализе прав сторон на получение экономических выгод также важно отличать экономические выгоды, связанные с владением базовым активом, от выгод, связанных с его использованием.

Пример 1. Право клиента на получение экономических выгод от использования актива.

Компания «Альфа» заключила договор с компанией «Бета» на приобретение всего объема нефти, выкачанной из четко обозначенной в договоре скважины. Срок действия договора – три года. Скважина является собственностью компании-поставщика. Контрактом определены количество и график выкачки нефти на весь трехлетний период, при этом они могут быть пересмотрены только в случае крайней необходимости. Поставщик производит работы на скважине строго в соответствии с определенной практикой эксплуатации, принятой в данной сфере деятельности. У поставщика есть право на получение налоговых льгот, связанных с государственной политикой поощрения юридических лиц, инвестирующих средства в нефтегазовую отрасль.

Вопрос: можно ли считать 1-й критерий контроля выполненным?

Ответ: поскольку компания «Альфа» приобретает весь объем нефти, выкачанной из данной скважины на протяжении срока аренды, то критерий можно считать выполненным.

Право на налоговые льготы в данном случае относятся к правам, связанным с владением, а не с использованием активом. Ввиду вышеизложенного налоговые льготы не принимаются во внимание при оценке перехода прав на экономические выгоды от использования актива с точки зрения МСФО (IFRS) 16.

Второй критерий: право управления пользованием активом. Право клиента управлять пользованием идентифицированным активом в течение срока использования считается реализованным исключительно при соблюдении одного из следующих условий [1, 21]:

1) клиент имеет право определять, как и для какой цели используется актив в течение срока использования;

или

2) значимые решения о том, как и для какой цели используется актив, предопределены и:

(а) клиент имеет право эксплуатировать актив (или определять способ эксплуатации актива другими лицами по своему усмотрению) в течение срока использования, при этом поставщик не вправе изменять указания по эксплуатации; либо

(б) клиент спроектировал актив (или определенные аспекты актива) таким образом, который предопределяет то, как и для какой цели будет использоваться актив в течение срока использования.

Первое условие представляет собой отражение наиболее полного набора прав у клиента в отношении пользования активом.

Второе же условие может показаться неоднозначным с точки зрения нового подхода и поэтому требует дополнительного внимания.

Дело в том, что существуют договоры, которые не отвечают в полной мере критериям контроля, а именно: наличие прав получения существенных экономических выгод и управления пользованием идентифицированным активом в силу того, что договором заранее определен порядок его эксплуатации. Это влечет за собой проблему возможного признания таких соглашений за балансом в качестве договоров об оказании услуг. С целью раскрытия информации о них в бухгалтерском учете Стандарт предлагает следующую классификацию прав принятия решений: решения в отношении того, «как и с какой целью», второстепенные (операционные) решения и права, имеющие защитительный характер.

Очевидно, что Стандарт предоставляет множество возможностей для минимизации последствий перехода путем пересмотра определенных условий договоров и практики ведения бизнеса в целом.

К примеру, если у компании «А» имеется договор, в котором четко определены все решения о том, «как и с какой целью» будет использоваться актив, то классификация договора в качестве арендного или – напротив – сервисного – будет зависеть от того, какая из сторон имеет право принимать второстепенные решения в отношении функционирования актива.

Таким образом, наличие у клиента контроля над активом подразумевает единоличное право арендатора на выбор способа использования актива либо принятие оперативных решений в случае, если договором заранее предрешены значимые аспекты процесса эксплуатации и отсутствие такового у арендодателя.

В то же время, как уже упоминалось выше, договор аренды может содержать условия, призванные защитить интересы поставщика, связанные с данным активом или другими активами, защитить его персонал или обеспечить соблюдение поставщиком законов или нормативно-правовых актов. Такие права защиты интересов объединены в третий вид прав: права, имеющие защитительный характер: как правило, такие ограничения определяют периметр прав клиента на использование, но сами по себе эти права не мешают прийти к выводу о том, что договор содержит компонент аренды.

Разные категории прав имеют разное значение для оценки в рамках Стандарта. Ожидается, что вопрос классификации тех или иных прав принятия решений будет одним из ключевых практических вопросов, требующих профессионального суждения.

Пример 2. Договоры с заранее определенным порядком использования.

Компания «А» заключила с транспортной компанией «Б» договор о транспортировке топлива из Краснодара в Оренбург. Маршрут четко определен в договоре. Контейнеры для перевозки принадлежат транспортной компании. Однако они требуют значительного переоборудования, чтобы удовлетворить требования клиента. Компания «А» привлекает инженера для переоборудования контейнеров. Транспортная компания будет использовать своих собственных водителей.

Присутствует ли компонент аренды в договоре?

Ответ. Ни одна из компаний не принимает решения о том, как и для какой цели будет использован автомобиль. Эти решения предварительно определены в договоре. То есть предварительно известен конкретный маршрут следования, и соответствующие права принятия решения о том, как и для какой цели используются контейнеры в течение периода действия договора, также предопределены.

Однако участие заказчика в переоборудовании контейнеров дает ему право управления их использованием (см. условие 2б), так как оно принципиально не отличается от того, как если бы клиент непосредственно контролировал принятие таких решений. Этот договор будет соответствовать определению аренды, так как в нем присутствует одновременно элемент выгоды и право управлять пользованием. Если бы компания «А» не участвовала в переоборудовании контейнеров, договор учитывался бы как договор на предоставление услуг.

Критерии контроля над активом выполнены, следовательно, договор содержит компонент аренды.

Одним из важных для понимания нового подхода и часто используемых в рамках оценки договоров определений является термин «значимость решений».

Под значимостью решений Стандарт подразумевает степень их влияния на экономические выгоды, получаемые от использования актива.

Примерами таких решений могут быть следующие:

- права на изменение вида продукции, производимой активом (например, решения касательно набора товаров, которые будут продаваться на розничной площадке);

- права на изменение времени производства продукции (установление графиков запуска оборудования, используемого в производственном процессе);

- права на изменение места производства (решение о месте использования оборудования);

- права на изменение решения о выпуске продукции и о количестве такой продукции (например, решение о выкачке нефти из скважины и об объемах такой добычи).

Пример 3. Право клиента на управление пользованием активом.

Вернемся к примеру 1 (нефтяные скважины) и проанализируем выполнение второго критерия контроля, а именно – права клиента на управление пользованием данным активом в течение всего оговоренного срока аренды.

Договором между компаниями «Альфа» и «Бета» четко определены объем и график откачки нефти, а также то, как и для каких целей скважина должна быть использована. Клиент не имеет прав и возможности изменить способ использования актива или принимать какие-либо значимые решения в отношении его эксплуатации. В данной ситуации он выступает лишь получателем услуг по поставке определенного объема нефти, а право управления пользованием активом полностью принадлежит поставщику.

Таким образом, несмотря на наличие права получения экономических выгод, клиент не может управлять пользованием активом, следовательно, контроля над активом нет, договор не содержит компонента аренды.

Рассмотрим вышеописанный пример с небольшими изменениями.

Пример 4. Наличие контроля над идентифицированным активом у клиента.

Компания «Альфа» заключила договор с компанией «Бета» на приобретение всего объема нефти, выкачанной из четко обозначенной в договоре скважины. Срок действия договора – три года. Скважина является собственностью компании-поставщика. Контрактом определено, что у клиента есть право на всю нефть, добытую в скважине в течение 3 лет (поставщик не может использовать скважину для поставки нефти другим клиентам). Клиент устанавливает количество и график выкачки нефти на весь трехлетний период. Если скважина не эксплуатируется в целях добычи нефти для компании «Альфа», то она простаивает. Поставщик производит работы на скважине строго в соответствии с определенной практикой эксплуатации, принятой в данной сфере деятельности. У поставщика есть право на получение налоговых льгот, связанных с государственной политикой поощрения юридических лиц, инвестирующих средства в нефтегазовую отрасль.

Вопрос: присутствует ли компонент аренды в договоре?

1-й критерий. Экономические выгоды.

Компания «Альфа» имеет право на получение практически всех экономических выгод, связанных с использованием данной скважины в течение всего срока действия договора, так как она приобретает нефть, выкачанную из данной скважины на протяжении всего срока аренды.

Как и прежде, налоговые льготы не принимаются во внимание при оценке перехода прав на экономические выгоды от использования актива с точки зрения МСФО (IFRS) 16, так как они относятся к правам, связанным с владением, а не с использованием активом.

2-й критерий. Право управлять пользованием активом.

В данном случае клиент «Альфа» имеет право на управление пользованием данным активом в течение всего оговоренного срока аренды по двум причинам. Во-первых, согласно условиям контракта, клиент устанавливает, как и с какой целью используется данный актив в течение всего срока действия договора путем принятия значимых решений о том, когда и в каком количестве производить добычу нефти. Во-вторых, несмотря на то, что эксплуатация и содержание скважины осуществляются поставщиком, все же его решения в этой области подчинены указаниям клиента и не дают поставщику права управлять способом использования актива. Кроме того, поставщик не может использовать скважину для оказания услуг по другим контрактам.

Следовательно, у клиента есть право контроля над идентифицированным активом, компонент аренды в договоре присутствует.

Существенное право замены актива. Как правило, идентифицированный актив в явной форме определяется в договоре. Но также он может быть определен на основании косвенного свидетельства в момент, когда он становится доступен клиенту [1, 19].

В то же время некоторые факторы могут указывать на его отсутствие в договоре. Так, в случае если в договоре прописано существенное (действительное, реальное, независимое, субстантивное) право арендодателя заменить передаваемый актив в течение срока аренды, то передачи контроля не происходит.

Существенное право на замену объекта аренды имеет место при соблюдении двух условий:

1) у поставщика имеется фактическая возможность заменить передаваемый объект альтернативным активом, и при этом принимающая сторона не может воспрепятствовать такой замене;

2) ожидается, что экономические выгоды от реализации права на замену передаваемого актива превысят расходы, связанные с данной заменой.

При оценке наличия существенного права на замену актива сторонами должны приниматься во внимание все имеющие место на момент совершения сделки обстоятельства и факты. При этом будущие события, наступление которых оценивается как маловероятное или неопределенное, приниматься в расчет не должны.

Примерами таких событий могут быть:

- появление в будущем новой технологии, разработка которой на дату начала договора аренды еще не завершена;

- возможная существенная разница между рыночной стоимостью объекта аренды на дату начала аренды и в будущем;

- соглашение с потенциальным клиентом взять в будущем объект в аренду по ставке выше рыночной и проч.

Пример 5. Существенное право замены актива.

Между компаниями «Альфа» и «Бета» заключен договор, в соответствии с условиями которого компания-поставщик «Бета» предоставляет в пользование клиенту «Альфа» 20 грузовых машин определенного вида сроком на 10 лет. Клиент определяет вид груза, время и место перевозки. В период между перевозками машины находятся на территории клиента. По своему усмотрению клиент может использовать грузовые машины для иных целей. Однако условиями договора предусмотрен перечень товаров, которые запрещено транспортировать с использованием данных машин. В случае если машина выходит из строя или требует ремонта, поставщик обязан заменить ее на аналогичную. В иных случаях поставщик не имеет права замены машин в течение всего срока договора.

Вопрос: является ли актив идентифицируемым?

В договоре определены 10 конкретных грузовых машин с определенными характеристиками. После предоставления клиенту машины могут быть заменены только в случае, если поступит запрос от клиента на замену по причине необходимости ремонта или иного обслуживания.

Актив является идентифицируемым при выполнении двух условий: наличие контроля и способность получать экономические выгоды. Проверим оба критерия.

1) клиент имеет право получения всех существенных выгод, связанных с использованием актива, так как у него имеется уникальное право пользования грузовыми машинами в течение 10-летнего срока как для транспортировки грузов, так и для иных целей по своему усмотрению (к примеру, для целей хранения).

2) клиент имеет право управлять пользованием грузовыми машинами. Договорные ограничения на виды грузов, которые могут быть транспортированы на данных машинах, представляют собой защиту прав арендодателя и определяют периметр прав клиента в отношении актива, в рамках которого клиент принимает решения в отношении того, как и для каких целей использовать грузовые машины. Таким образом, клиент самостоятельно решает, когда, где и для перевозки каких видов грузов будут использованы машины. Помимо этого, у него есть право решать, как использовать грузовые машины в период простоя, причем клиент может изменить свое решение в отношении данных объектов в период действия договора.

Очевидно, что поставщик не имеет возможности управлять пользованием активом, следовательно, он не контролирует грузовые машины на период действия договора.

Таким образом, актив является идентифицируемым.

Пример 6. Существенное право замены актива.

Между компаниями «Альфа» и «Бета» заключен договор, в соответствии с условиями которого компания-исполнитель «Бета» обязуется оказать услуги по транспортировке определенного количества товара в соответствии с установленным графиком перевозок с использованием собственных грузовых машин и водителей. Срок действия договора составляет 10 лет. Договором определены вид и характеристики грузового транспорта, который должен быть использован исполнителем в ходе оказания услуг. Исполнитель владеет большим парком идентичных грузовых машин, которые могут быть использованы для удовлетворения требований заказчика. При этом исполнитель имеет право и возможность использовать грузовые машины для перевозки не только товаров клиента, но и иных грузов, собственных или других заказчиков. Машины во время простоя хранятся в помещениях исполнителя.

1-й вопрос: обладает ли исполнитель существенным правом замены актива?

1) у исполнителя в данном примере есть фактическая возможность заменить машины в течение срока действия договора, при этом согласования с клиентом на замену не требуется;

2) замена грузовых машин является экономически целесообразной для исполнителя по двум причинам:

а) затраты, связанные с заменой грузовых машин, являются несущественными или ничтожными, так как машины в необходимом количестве хранятся в помещениях исполнителя;

б) замена позволит исполнителю использовать для оказания услуг транспортные средства, находящиеся в территориальной близости к месту оказания услуг либо, к примеру, транспортные средства, которые в ином случае вынуждены были бы простаивать.

Таким образом, действительное право замены актива имеет место.

2-й вопрос: является ли актив идентифицируемым?

Очевидно, что управление пользованием грузовыми машинами осуществляет исполнитель, за которым осталось право выбора грузовых машин для той или иной перевозки. Право исполнителя на замену актива означает, что клиент не обладает возможностью управлять пользованием идентифицированным активом и не имеет прав на существенные экономические выгоды от его использования. Исполнитель лишь предоставляет средства для перевозки грузов, которые остаются под его контролем.

Таким образом, критерий контроля не выполнен, из чего вытекает, что актив идентифицируемым не является. Договор не содержит предмета аренды.

Влияние нового подхода к отражению аренды

на финансовую отчетность компании

В соответствии с требованиями нового стандарта компания-арендатор обязана в отношении всех объектов аренды:

1) признать арендованный актив и арендное обязательство в отчете о финансовом положении (далее – ОФП) в сумме дисконтированных минимальных арендных платежей;

2) начислить и признать в отчете о совокупном доходе (далее – ОСД) амортизацию объекта аренды и финансовые расходы по арендному обязательству;

3) выделить в отчете о движении денежных средств (далее – ОДДС) суммы выплат, направленные на погашение основной суммы долга (информация раскрывается в разделе «Финансовая деятельность») и процентов по арендным обязательствам (информация может быть раскрыта как в рамках операционной, так и в рамках финансовой деятельности ОДДС компании.

Таким образом, применение МСФО (IFRS) 16 повлияет сразу на три отчета компании-лизингополучателя: ОФП, ОСД и ОДДС. Это влияние показано в таблице 1.

Таблица 1

Влияние МСФО (IFRS) 16 на финансовую отчетность компании-арендатора

Элемент финансовой отчетности
Влияние новых требований
Комментарий
ОФП:
Актив

В соответствии с МСФО (IFRS) 16 организация должна признавать в составе активов объекты аренды, независимо от ее типа
Обязательства

В соответствии с МСФО (IFRS) 16 организация должна признавать в составе обязательств арендное обязательство по договору аренды, независимо от ее типа
ОСД
Расходы по операционной аренде

В соответствии с МСФО (IFRS) 16 арендатор признает объект операционной аренды в составе активов и обязательств, соответственно, признание расходов прямолинейным методом прекращается, по объекту начисляются амортизационные отчисления
Амортизация

В соответствии с МСФО (IFRS) 16 арендатор признает объект операционной аренды в составе активов и обязательств, соответственно, признание расходов прямолинейным методом прекращается, по объекту начисляются амортизационные отчисления
Финансовые расходы

В соответствии с МСФО (IFRS) 16 арендное обязательство подлежит учету с применением метода эффективной ставки процента, что предполагает признание затрат на финансирование в расходах периода
ОДДС:


Денежные выплаты по операционной деятельности

Выплаты по операционной аренде в соответствии с новым подходом подлежат разделению на оплату затрат на финансирование и непогашенной суммы долга. В связи с этим ожидается уменьшение выплат по операционной деятельности на сумму затрат на финансирование, которые подлежат отнесению к финансовой деятельности ОДДС компании-арендатора
Денежные выплаты по финансовой деятельности

Выплаты по операционной аренде в соответствии с новым подходом подлежат разделению на оплату затрат на финансирование и непогашенной суммы долга. В связи с этим ожидается увеличение выплат по финансовой деятельности ОДДС компании-арендатора на сумму затрат на финансирование
Источник: составлено автором.

Влияние нового подхода к отражению аренды

на финансовые показатели

Внедрение нового подхода повлияет не только на финансовую отчетность в целом, как это было проиллюстрировано в таблице 1, но и окажет прямой эффект на расчет ключевых показателей эффективности деятельности компании, которые способны оказать воздействие на принятие управленческих решений внешними пользователями, в том числе потенциальными инвесторами и кредиторами. Так, увеличение величины долгосрочных обязательств в связи с требованием о капитализации всех договоров аренды повлечет за собой изменение структуры капитала, что повлияет на коэффициенты финансового левериджа (рычага), характеризующие степень обеспеченности заемщика собственным капиталом и его зависимости от заемных средств.

Еще одна группа показателей, на которые повлияет новый подход, это коэффициенты оборачиваемости, которые являются индикатором платежеспособности и эффективности деятельности компании и рассчитываются как отношение выручки к ее активам. Отражение аренды за балансом неизбежно ведет к завышению показателей оборачиваемости.

Помимо рассмотренных, применение нового подхода также повлияет на ряд других показателей, таких как оборачиваемость активов, операционная прибыль, показатель EBITDA и проч. Влияние МСФО (IFRS) 16 на финансовые показатели организации проиллюстрировано в таблице 2.

Таблица 2

Влияние МСФО (IFRS) 16 на финансовые показатели компании-арендатора

Показатель
Способы расчета
Влияние новых требований
Финансовый леверидж
Заемный капитал /собственный капитал

Оборачиваемость активов
Выручка/Активы

EBIT
Прибыль до налогообложения + финансовые расходы

EBITDA
EBIT + расходы на амортизацию основных средств и нематериальных активов

Источник: составлено автором.

Заключение

Вопрос идентификации компонента аренды, возможно, будет самым значительным и вместе с тем спорным в процессе перехода на новый Стандарт по причине неоднозначности подхода и необходимости применения профессионального суждения. От арендаторов могут потребоваться значительные усилия, чтобы определить весь периметр действия нового стандарта и собрать все данные, необходимые для произведения соответствующих расчетов.

Зная нормы Стандарта, стороны будут способны самостоятельно определять, применять или не применять порядок учета аренды, посредством выбора той стороны, которая будет контролировать повседневные операции. Для этого достаточно лишь скорректировать некоторые экономические и юридические аспекты заключаемой сделки.

Применение норм нового МСФО (IFRS) 16 повлияет как на учетно-аналитические структурных подразделения хозяйствующих субъектов, так и на другие, в том числе блок финансового управления, налоговый и юридический блок, блок работы с недвижимостью, бюджетный блок, блоки продаж, снабжения, внутреннего аудита и информационных технологий.

Ожидается, что новый подход к отражению аренды повлияет на финансовые отчеты компании, на показатели ее платежеспособности и эффективности деятельности, сделает их расчет более прозрачным и точным. Это, в свою очередь, повысит доверие внешних стейкхолдеров к отчитывающемуся предприятию, что приведет в конечном итоге к снижению стоимости привлечения капитала.

Практическая значимость материалов статьи заключается в том, что описанные в работе инструменты и подходы могут быть заимствованы и использованы предприятиями-арендаторами вне зависимости от рода их деятельности для повышения транспарентности своей финансовой отчетности.


Источники:

1. "Международный стандарт финансовой отчетности (IFRS) 16 "Аренда" (введен в действие на территории Российской Федерации Приказом Минфина России от 11.06.2016 N 111н) (ред. от 05.10.2020). // КонсультантПлюс. [Электронный ресурс].
URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_202611 (дата обращения: 09.12.2020)
2. Приказ Минфина РФ от 01.07.2004 N 180 «Об одобрении Концепции развития бухгалтерского учета и отчетности в Российской Федерации на среднесрочную перспективу»// КонсультантПлюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_48508/ (дата обращения: 09.12.2020)
3. Медведева И.А. Сближение РСБУ и МСФО: адаптация российского бухгалтерского учета к международным стандартам. Научно-методический электронный журнал «Концепт». №39. 2017. С. 486–490.
4. Вахрушина М.А. МСФО (IFRS) 16 "Аренда": новации стандарта и влияние пандемии COVID-19 на организацию учета и раскрытие отчетной информации // Международный бухгалтерский учет, 2020. № 9. С.962-980.
5. IFRS 16: Project Summary and Feedback Statement. [Электронный ресурс] URL: https://cdn.ifrs.org/-/media/project/leases/ifrs/published-documents/ifrs16-project-summary.pdf?la=en (дата обращения: 09.12.2020)
6. IASB shines a light on leases [Электронный ресурс] URL: https://www.ifrs.org/news-and-events/2016/01/iasb-shines-light-on-leases-by-bringing-them-onto-the-balance-sheet/ (дата обращения: 09.12.2020)
7. IFRS 16 Leases: Effects analysis [Электронный ресурс] URL: https://cdn.ifrs.org/-/media/project/leases/ifrs/published-documents/ifrs16-effects-analysis.pdf?la=en (дата обращения: 09.12.2020)
8. Приказ Минфина России от 16.10.2018 N 208н "Об утверждении Федерального стандарта бухгалтерского учета ФСБУ 25/2018 "Бухгалтерский учет аренды". КонсультантПлюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_314504/ (дата обращения: 09.12.2020)
9. "Международный стандарт финансовой отчетности (IAS) 8 "Учетная политика, изменения в бухгалтерских оценках и ошибки" (введен в действие на территории Российской Федерации Приказом Минфина России от 28.12.2015 N 217н). КонсультантПлюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_193534/ (дата обращения: 09.12.2020)
10. Плотников В.С., Плотникова О.В. ФСБУ 25/2018 "Бухгалтерский учет аренды" и МСФО (IFRS) 16 "Аренда": сравнительный анализ основных положений // Учет. Анализ. Аудит. 2019. Т. 6. № 6. С. 42-51.
11. Плотников В.С., Плотникова О.В., Мельников В.И. О теоретических аспектах международного стандарта МСФО (IFRS) 16 "Аренда" // Международный бухгалтерский учет. 2017. Т. 20. Вып. 1. С. 2-15.

Страница обновлена: 21.09.2021 в 21:11:25