Эволюция методологических подходов к оценке состояния и динамики уровня экономической безопасности

Беляевская-Плотник Л.А.1
1 Институт экономики РАН

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 3, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Беляевская-Плотник Л.А. Эволюция методологических подходов к оценке состояния и динамики уровня экономической безопасности // Экономическая безопасность. – 2020. – Том 3. – № 4. – doi: 10.18334/ecsec.3.4.110852.

Аннотация:
В статье отмечено, что для своевременного и эффективного принятия управленческих решений в сфере регулирования экономической безопасности важна объективная оценка ее состояния на фиксированный момент времени и в динамике. В целях получения оперативной достоверной оценки экономической безопасности необходим единый комплексный показатель, который включает в себя весь перечень индикаторов, характеризующих экономическую безопасность. Развитие методологического подхода к оценке состояния и динамики уровня экономической безопасности в данной работе заключается в дополнении методики расчета интегрального показателя экономической безопасности установлением границ диапазона допустимых значений, то есть таких предельных величин, приближение к которым приводит к формированию негативных тенденций для экономики страны. Таким образом, предложенный в данной статье методологический подход для оценки состояния экономической безопасности в динамике позволяет осуществлять регулярный мониторинг вероятности возникновения угроз в данной сфере с целью разработки превентивных мер по недопущению развития кризисных явлений.

Ключевые слова: экономическая безопасность, пороговые значения, интегральный показатель, оценка экономической безопасности, мониторинг экономической безопасности

JEL-классификация: O11, F52, Q58



Введение

Указом Президента РФ от 13 мая 2017 г. № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года» (далее – Стратегия) на Правительство РФ возложена обязанность по обеспечению мониторинга и оценки состояния экономической безопасности РФ (ст. 2, п. б) Указа) [1]. В действующей Стратегии экономической безопасности выделены 40 показателей состояния экономической безопасности (ст. 27 Стратегии), которые являются объектом оценки состояния и динамики уровня экономической безопасности и подлежат систематическому мониторингу. Однако проведение комплексной оценки состояния экономической безопасности по имеющимся в Стратегии экономической безопасности показателям представляется недостаточно полной по причине отсутствия параметров, характеризующих иные важные сферы национальной экономики. Сюда следует отнести экологическую составляющую и такую значимую ее часть, как зеленая экономика.

Изучение взаимосвязи между экономической безопасностью и экологическими факторами, включая зеленую экономику, прослеживается в ряде научных работ [2, 7, 9, 10] (Belyaevskaya-Plotnik, 2020; Golovanov, Mikhalina, Ekimova, 2018; Dyuzhenkova, 2001; Zimenkova, 2017). Широко известны подходы, трактующие зеленую экономику в макроэкономическом и секторальном аспекте, что излагается широкой общественности со стороны ООН и Европейского сообщества [22, 21]. Так, отдельные концептуальные документы ЕС рассматривают зеленую экономику путем объединения экономики, экологии и социальной сферы. Соглашаясь с указанным подходом, ниже представлена авторская трактовка взаимосвязи зеленой экономики и экономической безопасности (табл. 1).

Таблица 1

Структурные составляющие взаимосвязи зеленой экономики и

экономической безопасности

Составляющие
Структура
Цель
Инструменты
1
2
3
4
Экологическая компонента
Природный капитал
Обеспечение устойчивости экологических систем и снижение экологической нагрузки на окружающую среду
Популяризация возобновляемых источников энергии; стимулирование развития предпринимательских сегментов в сельском хозяйстве
Экономическая компонента
Физический капитал
Эффективность использования средств производства; бережливое производство
Использование энергосберегающих технологий; снижение доли «вредных» загрязняющих предприятий
Социальная компонента
Человеческий капитал
Ответственное потребление и сокращение неравенства
Развитие экономики знаний, позволяющее решить проблему компенсаторности природных ресурсов и неравенства при помощи развития самого мощного ресурса – знания и человеческие компетенции
Источник: составлено автором.

Таким образом, в широком понимании зеленая экономика имеет своей целью создание экологически устойчивой экономики. Ее роль в обеспечении экономической безопасности может быть сведена к повышению эффективности использования физического капитала и снижению рисков и угроз со стороны экологических факторов. Кроме того, решение вопросов социального неравенства также входит в перечень задач обеспечения экономической безопасности страны и территорий. Нерешенным на сегодняшний день остается вопрос иерархии компонент в представленной взаимосвязи, а именно выявления причинно-следственных связей между ними. Исходя из отмеченного полагаем, что указанная взаимосвязь межу структурными составляющими не иерархична, а циклична (рис. 1).

Рисунок 1. Цикличная взаимосвязь между структурными составляющими

зеленой экономики и экономической безопасности

Источник: составлено автором.

Поскольку, как представлено на рисунке, связь между составляющими зеленой экономики и экономической безопасности является цикличной и доказанной, то их дальнейший анализ представляется актуальным и целесообразным.

Показатели оценки состояния экономической безопасности могут характеризовать одновременно или по отдельности ту или иную структурную составляющую зеленой экономики и экономической безопасности. Кроме того, инструменты экономической компоненты (использование энергосберегающих технологий; снижение доли «вредных» загрязняющих предприятий), что представлено в таблице выше, направлены в том числе на стимулирование развития предпринимательских сегментов, что, в свою очередь, является одним из условий экономической безопасности территорий. Аналогичным образом данное утверждение относится также и к инструментам экологической компоненты в отношении предпринимательства в сельском хозяйстве для территорий данной специализации.

Одним из распространенных методологических подходов по проведению мониторинга и оценки состояния экономической безопасности (ЭБ) являются рекомендации по отслеживанию динамики показателей –индикаторов экономической безопасности в интервале допустимых значений (пороговых, критических и пр.). «В научном обороте известно несколько подходов к определению пороговых значений для показателей оценки экономической безопасности» [20] (Shekhovtsova, Zinakov, 2018): равнение на среднемировые значения; использование целевых или исторически худших значений, как верхней и нижней границы диапазона.

Следует отметить, что равнение на среднемировые значения или значения показателей в экономически развитых странах, на наш взгляд, является недостаточным при выборе пороговых значений показателей ЭБ, поскольку очевидна разница в институциональном и ресурсном обеспечении необходимого уровня ЭБ, что заранее приводит к невозможности достижения развивающимися странами уровня выше пороговых значений. В то же время использование целевых и худших значений для определения диапазонов колебания пороговых значений затрудняет объективную оценку момента возникновения угроз экономической безопасности, поскольку приближение к худшему значению или отдаление от целевого значения не всегда являются критичными в оценке состояния экономической безопасности.

Для российской экономики известны разработки в сфере установления пороговых значений для показателей экономической безопасности ученых Института экономики РАН [16] (Senchagov, Lev, Gelvanovskiy, Rubin, Ivanov, Karavaeva, Kolpakova, Pavlov, Rogova, Vayver, Kazantsev, 2017), Института макроэкономических исследований [5] (Vissarionov, Gumerov, 2017), С.Ю. Глазьева [6] (Glazev, 1998), А. Илларионова [11] (Illarionov, 1998).

Количественные пороговые значения должны быть одобрены и закреплены на государственном уровне. «Учет таких показателей должен быть обязательным при разработке правительственных прогнозов, бюджетов» [12, с. 303] (Karavaeva, Bukhvald, Soboleva, Kolomiets, Lev, Ivanov, Kazantsev, Kolpakova, 2019, р. 303), а также программ развития, чего, к сожалению, не наблюдается в современной практике государственного управления.

Мировая практика выработала ряд ориентиров в отношении порогов экономической безопасности. Так, например, в мировой практике естественный уровень безработицы рекомендовано держать не более 6,5–7%, но с оговоркой допустимых значений в пределах 15–20%, если в экономике страны в этот период происходят радикальные структурные изменения, но только в течение непродолжительного периода (рис. 2).

Рисунок 2. Динамика и пороговые значения уровня безработицы в РФ, %

Источник: составлено автором на основании данных Федеральной службы государственной статистики [19].

Прежде всего следует подчеркнуть отсутствие единства подходов между рекомендуемыми пороговыми значениями для уровня безработицы не только на мировом уровне (6,5–7%), но и между российскими ведущими учеными, в частности, подходами Сенчагова В.К (не более 4%) [15] (Senchagov, 2007) и Глазьева С.Ю. [6] (Glazev, 1998) (7%), что видно на графике. На основании представленных на рисунке данных следует заключить, что за весь исследуемый период (2000–2017 гг.) уровень безработицы в РФ находился выше рекомендуемого Сенчаговым В.К. порогового значения, но после 2011 г. данный показатель был ниже пороговых значений, разработанных Глазьевым С.Ю. и предложенных мировым сообществом.

Интерпретация динамики уровня безработицы в пределах пороговых значений следующая: приближение фактических значений к верхней границе диапазона характеризует наличие негативных тенденций в социальной сфере и требует принятия соответствующих государственных мер, направленных на недопущение развития кризиса. В случае игнорирования таких сигналов и непринятия соответствующих предупредительных мер далее возможен выход значений данного показателя за верхнюю границу диапазона, что будет свидетельствовать о наличии угрозы экономической безопасности в стране.

Одновременно с этим приближение или выход фактического значения показателя за пределы нижней границы интервала следует считать позитивной тенденцией, означающей, что со стороны сферы занятости нет угрозы экономической безопасности на фиксируемую дату.

Если аналогичным образом провести точечный анализ отдельных показателей состояния ЭБ, можно сделать вывод, что по некоторым из них экономика РФ находится в безопасном состоянии, а по другим – высока вероятность развития кризисных явлений. Однако систематический оперативный мониторинг необходимо проводить путем отслеживания динамики единого комплексного показателя, агрегирующего в себе всю совокупность параметров, которые описывают состояние ЭБ в различных сферах. Решение данной задачи лежит в плоскости расчета сводного интегрального показателя, который агрегирует в себе совокупность разноразмерных частных индикаторов экономической безопасности.

В научных источниках описано множество подходов к расчету интегральных показателей в сфере ЭБ, в том числе в работах И.В. Долматова [8] (Dolmatov, 2006), Э.А. Уткина и А.Ф. Денисова [18] (Utkin, Denisov, 2002), Н.В. Дюженковой [9] (Dyuzhenkova, 2001), Е.С. Митякова [13] (Mityakov, 2012).

Проведенный выше анализ различных научных подходов по вопросам комплексной диагностики состояния ЭБ позволяет заключить о том, что помимо сопоставления фактических значений показателей ЭБ с пороговыми, различными авторами используется метод стандартизации показателей с последующим расчетом сводного интегрального индекса, что позволяет сравнивать различные показатели по каждой из компонент безопасности. Таким образом, именно метод интегрального анализа целесообразно использовать для комплексной оценки состояния ЭБ в Российской Федерации.

Входными данными для расчета интегрального показателя ЭБ в РФ являются показатели экономической безопасности, закрепленные в Стратегии экономической безопасности РФ до 2030 г., а также дополненные экологическими показателями [4] (Belyaevskaya-Plotnik, Sorokina, Cherednichenko, Gubarev, 2018) (доля энергетических ресурсов, производимых с использованием возобновляемых источников энергии, в общем объеме производства энергоресурсов; затраты на экологические инновации; затраты на охрану окружающей среды; инвестиции в основной капитал по направлениям инвестирования по виду экономической деятельности «Производство электроэнергии, получаемой из возобновляемых источников энергии, включая выработанную солнечными, ветровыми, геотермальными электростанциями, в том числе деятельность по обеспечению их работоспособности»; число предприятий, внедривших систему экологического менеджмента; совокупный объем выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух; численность населения, проживающего в неблагоприятных экологических условиях (в городах с высоким и очень высоким уровнем загрязнения атмосферного воздуха (индекс загрязнения атмосферного воздуха более 7); уровень инновационной активности организаций, осуществляющих технологические инновации).

Более детально целесообразность использования метода интегрального анализа с обоснованием его преимуществ в сфере оценки ЭБ описана в работе [3, 17] (Belyaevskaya-Plotnik, Sorokina, 2020; Sorokina, Belyaevskaya-Plotnik, 2019), где представлены отличительные характеристики метода таксономического анализа (как разновидности интегрального анализа) в сравнении с иными способами расчета агрегированных индексов, в числе которых определение так называемого эталонного состояния экономической безопасности и фиксирование отклонений от него в определенный период времени.

«Полученные на основании указанного подхода расчетные значения интегрального показателя экономической безопасности в РФ должны быть дополнены так называемым пороговым уровнем путем моделирования верхних и нижних границ диапазона допустимых значений» [14] (Raevskiy, Belyaevskaya-Plotnik, Sorokina, 2018). Нахождение интегрального показателя экономической безопасности РФ в пределах указанного диапазона или выход за его границы характеризует, соответственно, отсутствие или наличие угроз в сфере экономики на фиксируемую дату (рис. 3).

Рисунок 3. Диапазон допустимых значений для рассчитанного интегрального показателя состояния экономической безопасности (IЭБ) в РФ

Источник: собственные расчеты автора.

Количественная комплексная оценка состояния экономической безопасности в определенный период времени и в динамике является важным этапом системы мониторинга данного явления. Однако следует подчеркнуть, что в данном расчете не такое существенное значение имеет количественное выражение показателя (размер), сколько важно его изменение в динамике и колебание в границах диапазона допустимых значений.

Добавленная на графике линия средних значений позволяет заключить о том, что за весь период наблюдения 2006–2018 гг. в 54% случаев уровень экономической безопасности был выше среднего значения (в период 2011–2016 гг. и в 2018 г.). Соответственно, в 46% случаев уровень экономической безопасности был ниже среднего значения (в период 2006–2010 гг. и в 2017 г.).

Заключение

Проведенный анализ показал, что в докризисный период значение интегрального комплексного показателя состояния ЭБ было за нижней границей диапазона допустимых значений, что характеризовало наличие угроз в сфере экономики. Наступивший вслед за этим периодом кризис в экономике РФ подтверждает достоверность предложенного подхода по определению пороговых значений с целью мониторинга уровня ЭБ.

Таким образом, развитие методологических подходов к оценке состояния и динамики уровня экономической безопасности в РФ на основании синтеза методик интегрального анализа и расчета стандартного отклонения позволяет осуществлять ряд важнейших аналитических процедур:

1. Детекция аномалий – это определение выхода за верхнюю или нижнюю границу диапазона допустимых значений интегрального показателя состояния ЭБ на текущий момент или в прогнозной перспективе для фиксации точек «прорыва» с целью раннего предупреждения развития кризисных явлений в экономике.

2. Детекция тренда – это определение направления движения уровня экономической безопасности в исторической динамике или прогнозной перспективе с целью своевременного принятия управленческих решений, направленных на сохранение позитивной тенденции (восходящий тренд) или устранение причин негативных тенденций (нисходящий тренд) в состоянии экономической безопасности страны.

Следует отметить, что с позиции проведения мониторинга состояния ЭБ важную информационную ценность несет не столько количественное значение показателя само по себе, сколько его изменение в динамике. Любая тенденция показателя, особенно в сторону понижения, требует привлечения внимания со стороны органов государственного управления, что в первую очередь призывает к необходимости определения причин указанного снижения. Для этого требуется декомпозиция комплексного показателя состояния ЭБ на составляющие его части (компоненты) с целью определения так называемых узких мест в социально-экономической сфере, которые могут выступать источником угроз экономической безопасности страны.


Источники:

1. Указ Президента РФ от 13 мая 2017 г. № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 г.».
2. Беляевская-Плотник Л.А. «Обеспечение экономической безопасности территорий в контексте оценки рыночного потенциала развития предпринимательских сегментов «зеленой» экономики». // Научные исследования и разработки. Экономика. - 2020. - Т. 8. - № 4. - С. 4-11.
3. Беляевская-Плотник Л.А., Сорокина Н.Ю. «Совершенствование инструментария мониторинга рисков и угроз в сфере научно-технологического развития Российской Федерации». // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2020. - № 8. - том 2. – С. 34-43.
4. Беляевская-Плотник Л.А., Сорокина Н.Ю., Чередниченко Л.Г., Губарев Р.В. «Межрегиональная социальная дифференциация в системе угроз экономической безопасности России (опыт многомерного анализа)». / Друкеровский вестник. - 2018. - № 6. - С. 92-107.
5. Виссарионов А.Б., Гумеров Р.Р. «Об использовании предельных (пороговых) значений индикаторов экономической безопасности Российской Федерации». // Управленческие науки. - 2017. - №3. – С. 12-22.
6. Глазьев С.Ю. «Геноцид. Россия и новый мировой порядок. Стратегия экономического роста на пороге XXI века». - М.: Терра, 1998.
7. Голованов Е.Б., Михалина Л.М., Екимова К.В. «Роль и значение экологической нагрузки в системе региональной экономической безопасности». // Вестник ЮУрГУ. Серия: Экономика и менеджмент. - 2018. - №4. – С. 14-25.
8. Долматов И.В. «Формирование региональной системы обеспечения экономической безопасности». // Дисс…к. экон. н.: 08.00.05. - М., 2006. - 151 с.
9. Дюженкова Н.В. «Система критериев и показателей для оценки состояния экономической безопасности». // Информационный бизнес в России. Сб. науч. тр. по материалам научно-практического семинара. - Тамбов, 2001.
10. Зименкова Е.Н. «Влияние экологических изменений на формирование экономической безопасности». // РППЭ. 2017. №7 (81). – С. 55-63.
11. Илларионов А. «Критерии экономической безопасности». // Вопросы экономики. - 1998. - № 10. – С. 35-58.
12. Караваева И.В., Бухвальд Е.М., Соболева И.В., Коломиец А.Г., Лев М.Ю., Иванов Е.А., Казанцев С.В., Колпакова И.А. «Экономическая безопасность отдельных прогнозных параметров социально-экономического развития и бюджетной политики Российской Федерации на среднесрочную перспективу». // Экономическая безопасность. – 2019. – Том 2. – № 4. – С. 273-334.
13. Митяков Е.С. «Классификация математических моделей устойчивого развития и экономической безопасности» // Экономика, статистика и информатика. – 2012. – №1. – С. 128-131.
14. Раевский С.В., Беляевская-Плотник Л. А., Сорокина Н.Ю. «Методический подход к оценке диапазонов допустимых значений показателей состояния экономической безопасности Российской Федерации». // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2018. - №7. Том 1 (79). – С. 19-25.
15. Сенчагов В.К. «Как обеспечить экономическую безопасность России». // Журнал «Золотой Лев». – 2007. - № 109-110.
16. Сенчагов В.К., Лев М.Ю., Гельвановский М.И., Рубин Б.В., Иванов Е.А., Караваева И.В., Колпакова И.А., Павлов В.И., Рогова О.Л., Вайвер Ю.М., Казанцев С.В. «Оптимизация индикаторов и пороговых уровней в развитии финансово-банковских и ценовых показателей в системе экономической безопасности» РФ Москва, 2017.
17. Сорокина Н.Ю., Беляевская-Плотник Л.А. «Интегральный подход к оценке экономической безопасности территорий». // Научные исследования и разработки. Экономика. - 2019. - №. 5. - С. 67-71.
18. Уткин Э.А., Денисов А.Ф. «Государственное и региональное управление». — М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. – 320 с.
19. Федеральная служба государственной статистики. Электронный ресурс, режим доступа: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/trud/tab_trud3.htm (дата обращения 07.09.2020).
20. Шеховцова Ю. А., Зинаков Е. А. «Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года, ее преимущества и пути совершенствования». // Экономика, управление, финансы: материалы VIII Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2018 г.). - Краснодар: Новация, 2018. - С. 34-37.
21. «Environmental indicator report 2012» — Ecosystem resilience and resource efficiency in a green economy in Europe. European Environment Agency, Copenhagen, 2012.
22. «Towards a green economy in Europe». EU environmental policy targets and objectives 2010–2050 // European Environment Agency, Copenhagen, 2013.

Страница обновлена: 18.09.2020 в 11:40:13