Экспорт как драйвер преодоления импортозависимости в сфере машин, оборудования и транспортных средств

Андреева Е.Л.1, Ратнер А.В.2
1 Уральский государственный экономический университет
2 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 5, Номер 3 (Июль-сентябрь 2022)

Цитировать:
Андреева Е.Л., Ратнер А.В. Экспорт как драйвер преодоления импортозависимости в сфере машин, оборудования и транспортных средств // Экономическая безопасность. – 2022. – Том 5. – № 3. – doi: 10.18334/ecsec.5.3.114855.

Аннотация:
Актуальность исследования продиктована важностью преодоления импортозависимости российской экономики. Цель: выявить на фоне высокой импортозависимости российской экономики по продукции машиностроения – её внутриотраслевую специфику, и предложить направления развития. В работе применялись статистические методы анализа: рассчитывалось по стране для продукции машиностроения в разрезе отдельных групп и позиций отношение импорта 2018-2020 гг. к производству и экспорту. Методом сравнения выявлялись ведущие по экспорту отдельных товаров федеральные округа страны и для них рассчитывалось отношение импорта к экспорту. В результате выявлено, что по большинству рассмотренных товарных групп и позиций импорт превышает производство и экспорт, но в некоторых случаях – наоборот. В частности, в отдельные годы производство превышает импорт по электровозам и вагонам, автомобилям, комбайнам, гусеничным тракторам, стиральным машинам и холодильникам, мощным электродвигателям. Ввод показателя экспорта в анализ позволяет выявить случаи успеха отечественной продукции относительно импортной, в дополнение к упомянутым: турбины паровые и газовые, железнодорожные транспортные средства в целом, суда в целом. Это подтвердило гипотезу: внутриотраслевые случаи движения в сторону преодоления импортозависимости существуют, и использование показателя экспорта вносит вклад в то, чтобы их увидеть. Распределение среди округов отражает региональные центры относительного успеха в преодолении импортозависимости и в неоиндустриальной экспортной специализации. На базе анализа предложены направления снижения импортозависимости по продукции машиностроения и развития экспортной специализации. Результаты применимы в оценке уровня данных показателей страны и её макрорегионов для отдельно взятой категории товаров.

Ключевые слова: зависимость от импорта, оборудование и транспортные средства, производство, импорт и экспорт, ориентация на экспорт

Финансирование:
Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РФФИ № 20–010–00806.

JEL-классификация: F13, F14, F51



Введение. Импортозависимость российской экономики, в особенности, по машинам, оборудованию и транспортным средствам (МОиТС) возникла ещё в 1990-е годы. С этой проблемой была тесно связана сырьевая и узкая специализация экспорта. Ограничение рядом зарубежных стран отношений с российской экономикой (ввод санкций), начавшееся и усиливавшееся с 2014 г., обнажило существовавшую проблему, способствовав положительному восприятию экономическими сообществами страны мер по импортозамещению.

Ранее в рамках проекта уже была проанализирована динамика импортозависимости российского потребления в части МОиТС, а также динамика отношения импорта к производству и к экспорту в региональном разрезе. Анализ показал, что на фоне общей импортозависимости, существуют региональные случаи успеха в её преодолении, и ввод в анализ показателя экспорта помогает их увидеть. В частности, из 30 регионов, ведущих по объёму производства МОиТС в 2020 г., только у 4 – отношение импорта к производству выше, чем в целом по стране (0,90), при этом у 9 регионов значение 2011-2020 гг. понизилось и сохранилось на низком уровне. Из 30 ведущих по объёму экспорта МОиТС регионов только у 8 отношение импорта к экспорту выше, чем в целом по стране (4,4), при этом у 17 регионов значение в 2011-2020 гг. понизилось и сохранилось на низком уровне [21].

Но анализ был проведён для МОиТС в целом. Между тем, регион (макрорегион) может производить и экспортировать одни МОиТС, а импортировать – другие. Кроме того, применительно к товарной структуре можно отметить методический нюанс статистического анализа: 1) в статистике данные Росстата, оценивающие объемы производства, и данные ФТС России, представляющие объем импорта, объективно измеряются различными классификаторами; 2) нелегко в случае товарных групп (2 знака ТН ВЭД) и тех позиций, которые включают очень различные субпозиции, – наглядно измерить отношение импорта к производству, т.к. производство публикуется в натуральном измерении, а импорт по упомянутой номенклатуре – в стоимостном. Это возлагает ожидания на показатель экспорта.

Это делает актуальной исследовательскую цель: выявить на фоне высокой импортозависимости российской экономики по МОиТС – её внутриотраслевую специфику – и предложить направления снижения импортозависимости по МОиТС и развития экспортной специализации производства МОиТС.

Можно выдвинуть гипотезу: внутриотраслевая специфика преодоления импортозависимости российской экономики в части МОиТС существует, и ввод в анализ показателя экспорта вносит вклад в то, чтобы её увидеть.

Обзор литературы. В литературе широко исследуется товарный разрез проблем как импортозависимости, так и экспортной специализации российской экономики в части продукции машиностроения.

1) Так, в части импортозамещения, на примере отдельной отрасли анализируются зарубежные конкуренты российских производителей техники, и прогноз производства [3, с. 72-74]. Анализируются условия, при которых санкции стимулируют импортозамещение [11, с. 1677]. Оценивается ёмкость рынка отдельно взятой подотрасли машиностроения, но она не соотносится с импортом и производством [8, с. 186]. В публикации [6, с. 11-12] спрос на МОиТС сравнивается с импортом и экспортом МОиТС, но лишь по продукции инвестиционного машиностроения в целом.

На примере анализа ряда подотраслей отечественного машиностроения по 2015 г. показано, что они не могли не только ориентироваться на экспорт, но и покрыть внутренний спрос [19, с. 81; 22, с. 27]. При этом импортозависимость может быть критичной даже в случае отдельных товарных позиций [16].

В региональном разрезе отмечается, что не всем регионам удаётся эффективно использовать специализацию [29, p. 54-55]. Сложно сохранять производство старопромышленным регионам [17, с. 41, 45-46].

2) Экспортная специализация исследуется в научной литературе, в т.ч. в увязке с импортозамещением [4, с. 16]. Отмечается, что в стратегиях развития МОиТС внимание уделяется не только импортозамещению, но и развитию экспорта [13, с. 139].

Отечественные производители нуждались в экспорте [23, с. 337; 30, p. 113] в т.ч. вследствие импортных предпочтений российских потребителей [18, с. 1005-1006]. Российский рынок был насыщен в большой части импортной техникой (пример – сельхозтехника [15, с. 52]). Когда же импорт ограничивался, росло не только производство, но и экспорт (пример – легковые автомобили [26, с. 28].

Экспорту может содействовать международное партнёрство [12, с. 90]. К 2021 г. установилась связка части экспорта российского машиностроения с поступившими иностранными инвестициями [9, с. 62], когда импорт замещается локализующимися производствами. Может переноситься и опыт организации бизнес-процессов [2, с. 54]. Проведённый ранее авторами анализ позволил заключить, что в результате экспорт автомобилей зависим от импорта комплектующих. В литературе показано: конечный экспорт даже высокотехнологичной экономики может предполагать промежуточный импорт комплектующих [24, с. 75].

Встречается и сопоставление экспорта с импортом и производством. Сопоставляется динамика производства и экспорта – в регионах с экспортно-ориентированным машиностроением. Но в относительно небольшом числе регионов [7, с. 323-324]. И наоборот, исследуются эффекты для экспорта от инновационно-ориентированных инвестиций в производство [5, с. 386, 388, 390]. Соотнесение импорта с экспортом используется при построении интегрального индекса [14, с. 770-771]. Экспорт и импорт сравниваются, но по укрупнённой структуре [10, с. 8-9]. В частности, лишь в разрезе агрегированных товарных групп МОиТС и лишь в целом для России и в целом за диапазон лет [6, с. 11-12].

Таким образом, товарное наполнение как импортозависимости, так и экспортной специализации страны в части МОиТС в литературе изучается, но лишь в укрупнённом разрезе либо по выборочной подотрасли и выборочной группе регионов. При этом отмечается взаимное содействие между импортозамещением и развитием экспорта, и для ряда случаев – зависимость экспорта от импорта. В то же время соотнесение импорта с производством и экспортом МОиТС в товарном разрезе остаётся релевантным. Это актуализирует поставленную цель исследования.

Данные и методы. Анализ импортозависимости и случаев экспортной специализации российской экономики, согласно поставленной цели, осуществлялся путём расчёта по стране для МОиТС в разрезе отдельных товарных групп и позиций – отношений «импорт / производство» и «импорт / экспорт» на основе данных 2018-2020 гг. (т.к. данные о производстве на момент проведения исследования были опубликованы только по 2020 г.). Данные о производстве брались из публикации Росстата, а об импорте и экспорте – из сервиса гибких статистических запросов ФТС России и информационной системы «Ru-Stat»: задание товаров осуществлялось по кодам товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности ЕАЭС. Более подробно особенности взятия данных приведены в примечании к таблице 1. Среди результатов осуществлялся поиск наиболее импортонезависимых случаев. Товарные позиции сравнивались по данному критерию.

Методом сравнения выявлялись ведущие по экспорту отдельных товаров федеральные округа страны и для них рассчитывалось отношение «импорт / экспорт», которое сравнивалось с общим по стране.

Результаты. Запланированное методическое обеспечение анализа было применено. Результаты анализа приведены в таблице 1. Особенности взятия данных, влияющие на интерпретацию результатов, приведены в качестве примечаний к таблице 1 – после неё. Пояснение и анализ таблицы размещён в разделе статьи «Обсуждение».

Таблица 1. – Отношение российского импорта МОиТС* в разрезе отдельных групп и позиций к объёму их производства, и к объёму экспорта (в т.ч. в федеральных округах), 2018-2020 гг.

Товарная группа / позиция (код ТН ВЭД ЕАЭС)
Показатель
Россия
Федеральный округ – лидер экспорта 2020 г.
2018
2019
2020
Округ – доля (в ряде случаев справочно: следующий округ1)
2018
2019
2020
Механическое оборудование (84), в т.ч.
И/Э2, кратность
4,7
4,8
5,1
ЦФО – 46% (ПФО – 28%)
5,2
5,5
6,7
Турбины паровые (8406)
И/Пр-во2, дол./кВт3
6,6
18,0
6,2
УФО – 29%

И/Э
0,1
0,5
0,6
0,1
0,2
0,3
Турбины газовые, кроме «турбо-» (8411 8(1+2))
И/Пр-во, дол./кВт
205
160
243
ЦФО – 57% (ПФО – 14%4)

И/Э
1,3
1,0
3,5
1,2
1,1
3,0
Компьютеры и их части (847(1+330))
И/Пр-во
12
12
10
ЦФО – 72% (СЗФО – 11%4)

И/Э
20
15
34
22
20
41
Холодильники и морозильники (8418) (производство взято только по бытовым)
И/Пр-во5
0,7
0,7
0,9
ЦФО – 71% (ПФО – 12%4)

И/Э
2,4
2,5
2,4
2,3
2,4
2,2
Машины стиральные (производство взято только по бытовым) (8450)
И/Пр-во5
0,3
0,2
0,2
ЦФО – 83% (ПФО – 8%4)

И/Э
0,8
0,8
0,9
0,7
0,7
0,8
Рыхлители и культиваторы (8432 29 10) (произв-во взято только по культиваторам)
И/Пр-во5
8,7
5,4
3,5
СФО – 48%

И/Э
14
11
6
0,9
0,4
0,1
Комбайны зерноуборочные (8433 51)
И/Пр-во5
0,4
0,1
0,2
ЮФО – 92%

И/Э
1,2
0,8
2,0
0,2
0,1
0,2
Станки металлорежущие (845(8+9))
И/Пр-во5
16
13
15
ЦФО – 53% (УФО – 16%4)

И/Э
18
16
15
25
23
16
Продолжение таблицы 1
Товарная группа / позиция (код ТН ВЭД ЕАЭС)
Показатель
Россия
Федеральный округ – лидер экспорта 2020 г.
2018
2019
2020
Округ – доля (в ряде случаев справочно: следующий округ2)
2018
2019
2020
в т.ч. токарные с ЧПУ (8458 11)
И/Пр-во5
3,6
4,0
1,9
ЦФО – 77% (СЗФО – 16%4)

И/Э
19
37
28
68
36
23
Станки деревообрабатывающие (8465)
И/Пр-во5
56
67
86
ЦФО – 47% (СЗФО – 28%)

И/Э
30
25
25
37
22
27
Электрическое оборудование (85), в т.ч.
И/Э
6,0
5,3
6,9
ЦФО – 51% (ПФО – 16%)
8,1
6,2
9,9
Электродвигатели переменного тока многофазные от 750 Вт до 75 кВт (8501 52 (2+3))
И/Пр-во, дол./шт.
756
815
795
ЦФО – 46% (СЗФО – 24%4)

И/Э
8,0
7,3
9,4
8,7
6,2
10,1
Электродвигатели переменного тока, многофазные, более 75 кВт (8501 53)
И/Пр-во5
0,76
0,85
0,78
СЗФО – 34%

И/Э
2,4
2,0
2,5
0,6
0,9
1,4
Электрочайники (8516 71)
И/Пр-во5
18
19
14
ЦФО – 78% (СЗФО – 19%4)

И/Э6
8,0
8,6
7,8
7,4
7,9
7,5
Железнодорожные МОиТС (86), в т.ч.
И/Э
0,6
1,1
0,9
ЦФО – 55% (ПФО – 18%)
0,8
1,3
1,1
Электровозы магистральные (8601 10)
И/Пр-во5
0,03
0,05
0,04
ЮФО – 96%

И/Э
0,1
1,4
0,1
0,003
0,257
0,007
Вагоны пассажирские (8605) (И и Э – в т.ч. багажные)
И/Пр-во5
0,04
0,02
0,01
ЦФО – 99%

И/Э
0,11
0,04
0,00
0,03
0,01
0,0005
Вагоны грузовые (8606) (Пр-во взято только по ширококолейным)
И/Пр-во5
0,03
0,08
0,05
ПФО – 42%

И/Э
0,20
0,53
0,52
0,005
0,06
0,004
Прочий наземный транспорт (87), в т.ч.
И/Э
5,6
5,1
5,3
ПФО – 33%
2,0
1,4
1,3
Тракторы для с/х и лесного хоз-ва (8701 9(1+2+3+4+5)) (произв-во – только для с/х)
И/Пр-во5
3,1
3,7
3,2
СЗФО – 82%

И/Э
9,2
10,9
11,1
2,5
2,9
2,5
Окончание таблицы 1
Товарная группа / позиция (код ТН ВЭД ЕАЭС)
Показатель
Россия
Федеральный округ – лидер экспорта 2020 г.
2018
2019
2020
Округ – доля (в ряде случаев справочно: следующий округ2)
2018
2019
2020
Тракторы гусеничные (8701 30)
И/Пр-во5
0,8
0,7
0,8
ЮФО – 36%

И/Э
11,2
9,1
11,7
0,04
0,15
0,00
Автобусы (из 8702 взяты субпозиции, касающиеся автобусов)
И/Пр-во, дол./шт.
340
198
769
ПФО – 99%

И/Э
17
нет Э
81
нет Э; И в 2,7 раза больше Э 2020 г.
нет Э и И
1,2
Автомобили легковые (8703)
И/Пр-во5
0,19
0,20
0,19
ЦФО – 46% (СЗФО – 32%)

И/Э
5,6
4,9
5,5
10,9
9,0
11,4
Автомобили грузовые (8704)
И/Пр-во5
0,17
0,19
0,17
ПФО – 57%

И/Э
1,7
2,0
2,0
0,4
0,3
0,2
Суда (89), в т.ч.
И/Э
0,8
3,6
2,7
СЗФО – 58%
0,3
2,4
0,9
Прогулочные или спортивные (8903)
И/Пр-во5
12,6
14,5
14,4
СЗФО – 34%

И/Э6
7,5
1,9
5,9
4,3
3,0
5,0
Инструменты и аппараты (90)
И/Э
3,8
4,0
5,5
ЦФО – 64% (ПФО – 13%)
4,7
4,9
6,3
Источник: рассчитано авторами [1; 20; 25; 28].

*МОиТС – машины, оборудование и транспортные средства.

1Приведено в ряде случаев, и только тогда, когда лидирует ЦФО.

2И – импорт, Э – экспорт, Пр-во – производство. Размерность: число раз, если не приведено иное.

3Здесь и далее: для строки «Импорт / Производство» в случае отсутствия сопоставимого / опубликованного натурального выражения импорта – он брался в стоимостном выражении.

4Рассчитано на основе данных в стоимостном выражении из [1; 28].

5Рассчитано на основе данных в натуральном выражении из [20; 28].

6Превышение отношением «Импорт / Производство» – отношения «Импорт / Экспорт» – можно прокомментировать тем, что первое отношение рассчитано на основе натуральных значений импорта и производства, а второе – на основе стоимостных значений. Превышение может иметь место, к примеру, если международная средняя цена производимых страной изделий – выше, чем средняя цена ввозимых в страну изделий.

Цветом выделены позиции, где в целом по России импорт по крайней мере в один из рассматриваемых годов не превышал экспорт.

В случаях, где источник отдельно не приведён, рассчитано на основе данных о внешней торговле в стоимостном выражении и данных о производстве в натуральном выражении (кроме 8471 и 847330, по которым – в стоимостном) из [1; 20; 25].

Обсуждение. Характер публикуемых данных позволил рассчитать отношение импорта к объёму производства только для отдельных товарных позиций, но не для групп. Для ряда товарных позиций успешным явился 2019 г.: соотношение улучшилось в пользу производства. Это культиваторы, токарные станки по металлу с ЧПУ, электрочайники, пассажирские вагоны. По наблюдавшейся величине соотношения, рассмотренные МОиТС могут быть подразделены по трём категориям:

- наибольший успех в преодолении импортозависимости (где производство превышало импорт) из рассмотренных позиций наблюдается по электровозам (0,03-0,05) и вагонам (до 0,08); автомобилям, как легковым, так и грузовым (0,2); зерноуборочным комбайнам (0,1-0,4), гусеничным тракторам (0,7-0,8), стиральным машинам (0,2-0,3) и холодильникам (0,7-0,9), электродвигателям свыше 75 кВт (0,8-0,9) (табл. 1). Однако нужно отметить, что автомобили, стиральные машины и холодильники производились в т.ч. на иностранных локализованных в России производствах;

- в большей степени производство уступало импорту в случае рыхлителей и культиваторов (коэффициент – 3,5 в 2020 г., но производство взято только по культиваторам), токарных станков по металлу с ЧПУ (1,9 в 2020 г.), тракторов для сельского и лесного хозяйства (3,2 в 2020 г., но производство взято только для сельского хозяйства);

- наибольшее превышение со стороны импорта наблюдалось по компьютерам (коэффициент – 10 раз в 2020 г.), металлорежущим станкам в целом (наименьший коэффициент – 13 в 2019 г.), электрочайникам (14 в 2020 г.), прогулочным / спортивным судам (12,6 в 2018 г.), деревообрабатывающим станкам (56 в 2018 г.) (табл. 1).

Ввод в анализ показателя экспорта позволяет узнать соотношение между отечественными достижениями и размером импорта в масштабах товарных групп и большего числа отдельных позиций. По большинству товарных групп и рассмотренных позиций импорт превышает экспорт. Но в некоторых случаях – наоборот. Сюда относятся паровые турбины (коэффициент: 0,1-0,6); газовые турбины (1,0 в 2019 г.); стиральные машины (0,2-0,3); комбайны (1,0 в 2019 г.); железнодорожные МОиТС в целом (0,6 и 0,9 в 2018 и 2020 гг.), в т.ч. электровозы (0,1 в 2018 и 2020 гг.), вагоны пассажирские (0,00-0,11 в 2018-2020 гг.) и грузовые (0,20-0,53); суда в целом (0,8 в 2018 г.). Ещё в ряде случае превышение импорта над экспортом – не выше 2-х раз. Сюда относятся газовые турбины (1,3 в 2018 г.); комбайны (1,2 и 2,0 в 2018 и 2020 гг.); электродвигатели свыше 75 кВт (2,0 в 2019 г.); железнодорожные МОиТС в целом (1,1 в 2019 г.), в т.ч. электровозы (1,4 в 2019 г.); грузовые автомобили (1,7-2,0 в 2018-2020 гг.) (табл. 1).

Часть этих наименее импортозависимых случаев, выявленных за счёт ввода показателя экспорта, уже была идентифицирована через соотнесение импорта с производством. Вместе с тем, выявились и новые случаи: турбины паровые и газовые, железнодорожные МОиТС в целом, суда в целом.

Для анализа региональной картины были по каждой из товарных позиций выявлены федеральные округа, ведущие по экспорту 2020 г., и для них оценено соотношение импорта и экспорта. Оно показало относительную степень импортозависимости и одновременно неоиндустриальной экспортной специализации (НЭС) округов. По большей части из рассмотренных позиций ведущим экспортёром выступает ЦФО: по гр. 84 (46% экспорта страны 2020 г.), 85 (52%), 86 (55%), 90 (64%). Но другие округа тоже вносят весомый вклад, о чём свидетельствует то, что доля ЦФО не значительно превышает ½. По гр. 84 доля ПФО составила 28%, по гр. 85-86 – 16-18%, по позиции 8465 доля СЗФО составила 28%. Также другие округа лидируют по части из рассмотренных позиций: 8406 (УФО – 29% экспорта страны 2020 г.), 84322910 (СФО – 48%), 843351 (ЮФО – 92%), 850153 (СЗФО – 34%), 860110 (ЮФО – 96%), 8606 (ПФО – 42%), гр. 87 (ПФО – 33%), 87019(1+…+5) (СЗФО – 82%), 870130 (ЮФО – 36%), гр. 89 (СЗФО – 58%) (табл. 1).

Лидерство ЦФО можно объяснить не только размещением производств, но и тем, что столичный регион администрирует множество системообразующих производств страны, их сбыт и снабжение, а также множество чисто торговых потоков страны. ЦФО несёт большую нагрузку не только по организации экспорта производств страны, но и по закупке импорта и распределению его по стране. Об этом свидетельствует то, что показатель «импорт / экспорт» во многих из рассмотренных случаев у ЦФО, несмотря на его лидерство в экспорте, не ниже (и даже выше), чем по стране в целом. Так, по компьютерам и их частям И/Э у ЦФО был 41 при 34 по стране в целом, по электрооборудованию – 9,9 при общестрановом 6,9, по железнодорожным МОиТС – 1,1 при общестрановом 0,9, по инструментам и аппаратам (гр. 90) – 6,3 при общестрановом 5,5. Исключение – лишь грузовые вагоны.

В этом плане, другие федеральные округа отличаются от ЦФО: ведущая экспортная позиция МОиТС не привязана к ведущей импортной. Так, по культиваторам ведущий СФО имеет показатель И/Э 0,1 в 2020 г. при общестрановом 6; по комбайнам – ЮФО – 0,2 при общестрановом 2,0; по электродвигателям свыше 75 кВт – СЗФО – 1,4 при общестрановом 2,5; по электровозам – ЮФО – 0,007 при общестрановом 0,1; по наземному транспорту – ПФО – 1,3 при общестрановом 5,3; по сельхозтракторам – СЗФО – 2,5 при общестрановом 11,1; по гусеничным тракторам – ЮФО – 0,0 при общестрановом 11,7; по судам – СЗФО – 0,9 при общестрановом 2,7 (табл. 1).

Заключение

Итак, анализ опубликованной статистики показал, что на фоне высокой импортозависимости российской экономики по МОиТС, существует внутриотраслевая специфика её преодоления. В частности, хотя по большинству рассмотренных товарных групп и позиций МОиТС импорт превышает производство, но в некоторых случаях – наоборот (в отдельные годы: по электровозам и вагонам, автомобилям, комбайнам, гусеничным тракторам, стиральным машинам и холодильникам, электродвигателям свыше 75 кВт). Ввод в анализ показателя экспорта позволяет узнать соотношение между отечественными достижениями и масштабом импорта в разрезе товарных групп и большего числа отдельных позиций. Так экспорт превышает импорт в отдельные годы по турбинам, стиральным машинам, комбайнам, железнодорожному оборудованию, судам. И ещё в ряде случаев импорт превышает экспорт не более чем в 2 раза. Ввод показателя экспорта в анализ позволил выявить дополнительные случаи успеха отечественной продукции относительно импортной.

По большей части из рассмотренных товаров ведущим экспортёром выступает ЦФО, но и другие округа тоже вносят весомый вклад. Очевидно, администрирование столичным регионом многих системообразующих производств и торговых потоков страны возлагает на ЦФО как экспортную, так и импортную нагрузку, в связи с чем И/Э у него выше, чем по стране в целом. Прочие округа – лидеры экспорта по своему товару – имеют относительно низкий показатель И/Э. Это отражает региональные центры относительного успеха в преодолении импортозависимости и в НЭС, отражает потенциальные укрупнённые направления развития НЭС российской экономики в региональном разрезе – каркас НЭС.

Таким образом, проведённый анализ отражает макрорегиональные центры относительного успеха в преодолении импортозависимости и в НЭС.

Это подтверждает предложенную гипотезу: в российской экономике есть внутриотраслевые случаи успеха в снижении импортозависимости, и использование показателя экспорта дополняет анализ этого, иллюстрируя наиболее импортонезависимые товарные позиции, которые в значительной степени, относительно импорта страны объёмах – не только производятся страной, но и имеют конкурентоспособность на внешнем рынке. Анализ соотношения импорта с экспортом предоставляет вторую «ступень» оценки успеха преодоления импортозависимости (отражает «усиленный» успех) – и одновременно оценивает степень экспортной специализации.

На базе анализа можно предложить направления снижения импортозависимости по МОиТС и развития экспортной специализации производства МОиТС:

- освоение производства моделей гражданской техники, производившейся в СССР: автомобилей, бытовой техники (стиральных машин), – без оснащения компьютерами, что снизит проблему зависимости данных производств от импорта полупроводников. Конкурентным преимуществом такой продукции, в т.ч. на рынках развивающихся стран, будет выступать её долговечность (в т.ч. за счёт упрощения оборудования), которой была известна техника СССР, а также более низкая цена (за счёт отказа от компьютеров). Для изменения моделей выпускаемых двигателей с зарубежными комплектующими целесообразен приём предложений от опытных пользователей (с предоставлением действующего образца; возможно, за вознаграждение);

- содействие переориентации части ресурсов многочисленных производств автомобилей на производство сельхозтехники и станков (обоснование: производств автомобилей много – только по специнвестконтрактам с иностранным участием – 14; вместе с тем, немалая часть легковых автомобилей эксплуатируется в городах не в режиме первостепенных товаров и может быть заменена общественным транспортом);

- содействие переориентации ресурсов производства телевизоров и электрочайников на производство более первостепенного электрооборудования, компьютеров для «умных» промышленных процессов (аргументация: станки и промышленные компьютеры более первостепенны; тогда как телевизоры заменяемы радиоприёмниками);

- «машиностроительное освоение» азиатской части страны. Производство МОиТС 2020 г. преимущественно было обеспечено ЦФО, ПФО и СЗФО (в сумме – 81,0% от российского объёма), тогда как на УФО, СФО и ДФО пришлось лишь 14,9% (соотношение экспорта МОиТС: 79,5% и 17,1%). Ещё меньше пришлось на ЮФО и СКФО, однако они несут большую сельскохозяйственную нагрузку. При этом на ЦФО, ПФО и СЗФО приходится 57,8% общероссийской численности рабочей силы, тогда как на УФО, СФО и ДФО – 25,3% (2020 г.) (рассчитано по [1; 20; 21].

Ограничение проведённого исследования – в том, что отношение импорта к производству рассчитывалось на основе натуральных значений, а к экспорту – стоимостных.

Теоретическая значимость и новизна результатов анализа состоят в том, что они развивают методический аппарат оценки импортозависимости экономики, посредством ввода в него сопоставления импорта с экспортом; а также развивают методический аппарат оценки уровня НЭС страны и её регионов, посредством ввода в него показателя импорта.

Результаты могут быть использованы в оценке как уровня импортозависимости, так и уровня экспортной специализации страны и её макрорегионов для отдельно взятой товарной категории.


Источники:

1. Анализ данных (Гибкие запросы). Таможенная статистика внешней торговли ФТС России. [Электронный ресурс]. URL: https://stat.customs.ru/analysis (дата обращения: 03.03.2022).
2. Андреева Е.Л., Глухих П.Л., Мыслякова Ю.Г. Бизнес-стратегии участия компании в предпринимательских экосистемах // Управленец. – 2018. – № 6. – c. 49-57. – doi: 10.29141/2218-5003-2018-9-6-5.
3. Асташова Ю.В., Окольнишникова И.Ю., Гатилова О.Н. Маркетинговый анализ рынка технологического оборудования для отечественной лесозаготовительной промышленности // Вестник университета. – 2021. – № 6. – c. 70-76. – doi: 10.26425/1816-4277-2021-6-70-76.
4. Бажанов В.А., Орешко И.И., Веселая Л.С. Оценка экспортных возможностей машиностроения в России // Мир экономики и управления. – 2020. – № 1. – c. 5-19. – doi: 10.25205/2542-0429-2020-20-1-5-19.
5. Борисов В.Н., Почукаева О.В. Инновационно-насыщенные инвестиции в машиностроении: внешнеэкономические эффекты // Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. – 2020. – № 18. – c. 380-394. – doi: 10.47711/2076-318-2020-380-394.
6. Борисов В.Н., Почукаева О.В. Развивающее импортозамещение как следствие роста конкурентоспособности инвестиционной техники // Развитие территорий. – 2021. – № 2(24). – c. 10-18. – doi: 10.32324/2412-8945-2021-2-10-18.
7. Борисов В.Н., Почукаева О.В., Балагурова Е.А., Орлова Т.Г., Почукаев К.Г. Модель экспортно-ориентированного развития российского машиностроения // Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. – 2020. – № 18. – c. 316-326. – doi: 10.47711/2076-318-2020-316-326.
8. Вартанова М.Л., Осадчая Г.И. Пути реализации политики импортозамещения в рамках экономического сотрудничества со странами ЕАЭС // Государственный советник. – 2018. – № 3(23). – c. 10-15.
9. Вершинин А.А., Киричек М.О. Современное состояние и экспортная активность предприятий отечественного машиностроения // Электронная техника. Серия 1: СВЧ-техника. – 2021. – № 3(550). – c. 60-65.
10. Дегтярев А.Н., Махмутов А.Х. Перспективы развития экспортного потенциала Российской Федерации // Уфимский гуманитарный научный форум. – 2020. – № 1(1). – c. 15-26.
11. Дробот Е.В., Гудович Г.К., Макаров И.Н., Бахмутская В.С. Экономическая безопасность России и Евразийского экономического союза в условиях санкций // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 1671-1682. – doi: 10.18334/eo.9.3.41004.
12. Евтодьева М.Г., Данилин И.В. Международная кооперация в гражданском авиастроении России в условиях санкций // Мировая экономика и международные отношения. – 2018. – № 8. – c. 88-96. – doi: 10.20542/0131-2227-2018-62-8-88-96.
13. Коршунов А.М., Котовская М.Г. Проблемы и перспективы развития судостроения в России // Эксплуатация морского транспорта. – 2021. – № 4(101). – c. 138-142. – doi: 10.34046/aumsuomt101/20.
14. Кривенко Н.В., Епанешникова Д.С. Импортозамещение как инструмент стабилизации социально-экономического развития регионов // Экономика региона. – 2020. – № 3. – c. 765-778. – doi: 10.17059/ekon.reg.2020–3-7.
15. Кузьмин В.Н., Горячева А.В. Экспорт российской сельскохозяйственной техники: актуально или преждевременно? // Вестник ФГОУ ВПО «Московский государственный агроинженерный университет имени В.П. Горячкина». – 2018. – № 5(87). – c. 51-56. – doi: 10.26897/1728‑7936‑2018‑5-51-56.
16. Литвинов Е.А., Савинов Ю.А., Тарановская Е.В. Импортозамещение в России: текущее состояние и перспективы // Международная экономика. – 2021. – № 5. – c. 324-334. – doi: 10.33920/vne-04-2105-01.
17. Мальцев А.А., Мордвинова А.Э. Ревитализация старопромышленных регионов: зарубежный опыт // Мировая экономика и международные отношения. – 2019. – № 7. – c. 40-48. – doi: 10.20542/0131-2227-2019-63-7-40-48.
18. Новиков А.А., Василюк Д.И., Гурба А.В., Козенко К.Ю. Перспективы импортозамещения на рынке дождевальной техники // Бизнес. Образование. Право. – 2019. – № 4(49). – c. 184-189. – doi: 10.25683/VOLBI.2019.49.439.
19. Одегов Ю.Г., Гарнов А.П., Логинова Е.В. Задачи и перспективы развития отечественного станкостроения как ядра высокотехнологичного сектора экономики России // Вестник Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова. – 2018. – № 4(100). – c. 79-86. – doi: 10.21686/2413-2829-2018-4-79-86.
20. Производство основных видов продукции в натуральном выражении. Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/god17.htm (дата обращения: 21.02.2022).
21. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2021. Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/13204 (дата обращения: 21.02.2022).
22. Рожков А.А., Сукачев А.Б., Карпенко С.М. Импортозависимость в угольной промышленности и перспективы импортозамещения горно-шахтного оборудования // Горная промышленность. – 2017. – № 2(132). – c. 25.
23. Саликов Ю.А., Исаенко М.И. Концептуальный подход к развитию процесса активного импортозамещения // Вестник Воронежского государственного университета инженерных технологий. – 2018. – № 1(75). – c. 335-340. – doi: 10.20914/2310-1202-2018-1-335-340.
24. Сапир Е.В., Васильченко А.Д. Тенденции развития экспорта промежуточных продуктов транспортного машиностроения как индикатор противостояния регионализма и глобализма в НАФТА // Теоретическая экономика. – 2021. – № 2(74). – c. 73-80.
25. Статистика внешнего сектора. Цб рф. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/statistics/macro_itm/svs (дата обращения: 21.02.2022).
26. Степанов Е.А., Плетнёв Д.А. Траектории экспортных стратегий предприятий российского транспортного машиностроения // Π-Economy. – 2022. – № 1. – c. 19-34. – doi: 10.18721/JE.15102.
27. Хрусталёв Е.Ю., Славянов А.С. Импортозависимость как угроза инновационному развитию отечественной промышленности // Экономический анализ: теория и практика. – 2018. – № 6(477). – c. 1000-1113. – doi: 10.24891/ea.17.6.1000.
28. Экспорт и импорт России по товарам и странам. Ru-Stat. [Электронный ресурс]. URL: https://ru-stat.com/database (дата обращения: 13.04.2022).
29. Rastvortseva S.N., Snitko L.T. Regional specialization and agglomeration effects in the Russian economy // Economic and Social Changes: Facts, Trends, Forecast. – 2020. – № 3. – p. 46-58. – doi: 10.15838/esc.2020.3.69.4.
30. Sokolov A.V., Bazhanov V.A. Manufacturing industries in the Siberian macroregion under current challenges // Studies on Russian Economic Development. – 2020. – № 1. – p. 79-84. – doi: 10.1134/S1075700720010153.

Страница обновлена: 03.06.2022 в 11:47:15