Нейтрализация современных угроз в сфере обеспечения экономической безопасности России

Гаджиев Н.Г.1, Алклычев А.М.2, Коноваленко С.А.3, Трофимов М.Н.4, Корнилович Р.А.3
1 Дагестанский государственный университет, Россия, Махачкала
2 Чеченский государственный университет имени А. А. Кадырова, Россия, Грозный
3 Рязанский филиал федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего образования «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя», Россия, Рязань
4 Рязанский филиал федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего образования «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя, Россия, Рязань

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 5, Номер 2 (Апрель-июнь 2022)

Цитировать:
Гаджиев Н.Г., Алклычев А.М., Коноваленко С.А., Трофимов М.Н., Корнилович Р.А. Нейтрализация современных угроз в сфере обеспечения экономической безопасности России // Экономическая безопасность. – 2022. – Том 5. – № 2. – С. 433-456. – doi: 10.18334/ecsec.5.2.114812.

Аннотация:
Современные вызовы и угрозы в обеспечении экономической безопасности государства нашли свое отражение в «Стратегии экономической безопасности РФ на период 2030 года». Данный нормативно- правовой акт следует считать системообразующим, комплексным и всеобъемлющим, направленным на обеспечение противодействия вызовам и угрозам экономической безопасности государства. В документе сконцентрировано содержание основных вызовов и угроз, и его основное стратегическое назначение - консолидировать усилия федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере обеспечения экономической безопасности. Однако документ не в полной мере детализирует современные тенденции и риски в системе экономической безопасности, нет ранжирования представленных вызовов и угроз по степени опасности и вероятности наступления, отсутствует их научно-обоснованная классификация. С позиции авторов, необходим тщательный анализ современных вызовов и угроз государства, с целью выработки мер и направлений по их нейтрализации и недопущения реализации негативного сценария социально-экономического развития нашей страны. В рамках научной статьи авторы предприняли попытку обосновать наиболее существенные вызовы и угрозы современности и наиболее вероятные варианты их проявления с позиции экономической безопасности в ближайшем будущем. Целью научной статьи явился тщательный анализ вызовов и угроз в сфере обеспечения экономической безопасности государства, их ранжирование в целях защиты национальных интересов и реализации стратегических национальных приоритетов РФ в этой сфере. Основными методами исследования являются методы логико-правового анализа, индукции и дедукции, системного обобщения, монографический (описательный) метод. Результаты. Научным результатом проведенного исследования авторами стало проведения тщательного анализа современных вызовов и угроз в сфере экономической безопасности государства, разработка их подробной классификации и ранжирования в целях защиты национальных интересов и реализации стратегических национальных приоритетов РФ. Заключение. Авторами изучена современная классификация вызовов и угроз экономической безопасности, оценена и ранжирована их актуальность проявления в обозримом будущем.

Ключевые слова: стратегия экономической безопасности, классификация, вызовы и угрозы, «зеленая» экономика, проблемы обеспечения экономической безопасности

JEL-классификация: F52, H56, H12



Введение. В настоящее время в теории экономической безопасности нет фундаментально разработанных и принятых четких критериев и классификационных признаков в отношении вызовов и угроз в сфере обеспечения экономической безопасности государства. В связи с этим считаем, что следует уточнить и скорректировать эти критерии и признаки в с позиции современной научной мысли.

Современная классификация угроз и вызовов в сфере обеспечения экономической безопасности государства. Первым классификационным признаком, имеющим существенное влияние сегодня, следует признать классификацию вызовов и угроз с позиции современной глобальной конкуренции.

1. С позиции действия глобальной конкуренции считаем целесообразным выделить следующие:

1.1. Стремление развитых государств использовать свои преимущества в уровне развития экономики, высоких технологий (в том числе информационных) в качестве инструмента глобальной конкуренции.

Выделяют три составляющие угрозы:

- применение санкций в отношении компаний, представляющих IT-сектор (только в 2021 году США и Евросоюз ввели санкции в отношении 6 крупных отечественных IT-компаний Positive Technologies и «Технополис «Эра»);

- введение санкций в отношении крупнейших научных центров страны;

- введение санкций в отношении российских промышленных компаний. В список вошли более сотни производственных организаций и холдингов в основном военно-промышленного комплекса.

Эти списки непрерывно обновляются в отношении российских граждан и компаний, при этом основными санкционными инструментами выступают:

- ограничение экспорта, прежде всего наиболее конкурентоспособных товаров (военного назначения, энергоносителей, сырья);

- запрет на операции с недвижимостью и финансовыми инструментами;

- ограничения въезда на территорию данных государств;

- ограничение сотрудничества в образовании и науке;

- введение запрета на импорт технологий и новейшего оборудования двойного назначения [31] (Leschenko, Bolonina, 2019).

Согласно проведенным исследованиям, суммарно, по оценкам экономистов, все негативные факторы отняли от ежегодного экономического роста страны почти 1,2%, что примерно составляет 1,1 трлн руб. [26].

1.2. Усиление структурных дисбалансов в мировой экономике и финансовой системе, рост частной и суверенной задолженности, увеличение разрыва между стоимостной оценкой реальных активов и производных ценных бумаг. Данная угроза характеризуется, прежде всего:

- ростом внешнего и внутреннего долга к ВВП страны [24] (Leshchenko, 2016). Долг России на 1 января 2022 года составил 478,2 млрд долларов США, или 17,8% ВВП страны [6];

- применением МСФО как инструмента занижения реальной стоимости активов и ресурсов государства при инвестировании в реальный сектор;

- увеличением стоимости производных ценных бумаг, не подтвержденных реальным имуществом;

- неоправданным ростом финансового сектора, сферы и услуг, торговли по отношению к производственному сектору экономики государства [15] (Golovnin, 2021).

1.3. Использование дискриминационных мер в отношении ключевых секторов экономики Российской Федерации, ограничение доступа к иностранным финансовым ресурсам и современным технологиям. Данную угрозу следует рассматривать через реализацию следующих составляющих:

- ограничение доступа к иностранному капиталу топливно-энергетического сектора страны;

- ограничение доступа к высокотехнологическому импорту в стране (в АПК, ТЭК, цветной и черной металлургии, химической промышленности);

- ограничение листинга и IPO на крупнейших фондовых биржах США и Европы;

- применение санкций в отношении логистических и торговых компаний, сотрудничающих с Россией (за период 2015–2020 гг. импорт и объем контейнерных перевозок в Россию сократился примерно на 25–40%).

1.4. Деятельность создаваемых без участия Российской Федерации межгосударственных экономических объединений в сфере регулирования торгово-экономических и финансово-инвестиционных отношений, которая может нанести ущерб национальным интересам Российской Федерации.

Данная угроза тесно связана с экономическими санкциями в отношении нашего государства. Например, в настоящее время делаются попытки дискредитировать политику импортозамещения в РФ. Евросоюз обратился во Всемирную торговую организацию (ВТО), предъявив России претензии на €290 млрд. Именно в данную сумму представители Евросоюза оценили ущерб от политики импортозамещения, проводимой в России. Позиция России по данному вопросу основывается на том, что курс на замену иностранной продукции российскими аналогами нисколько не противоречит правилам международной торговли. Вместе с тем данная угроза является реальной в силу возрастающего давления и использования политики сдерживания России в отношении Запада [4] (Arbatova, 2021).

2. С позиции влияния на обеспечение внешнеэкономической безопасности России можно выделить следующие вызовы и угрозы:

2.1. Повышение конфликтного потенциала в зонах экономических интересов Российской Федерации, а также вблизи ее границ.

В настоящее время данная угроза – одна из самых опасных и реалистичных, угрожающая не только экономическим, но и национальным интересам государства [25] (Leshchenko, 2018). Проявление этой угрозы широко проявилось в ряде недавних конфликтов зоне Русского пояса. Среди них:

- конфликт между Украиной и непризнанными республиками (Луганской и Донецкой областями);

- конфликт между Грузией, Абхазией и Южной Осетией;

- конфликт между Арменией и Азербайджаном;

- конфликт Молдавии и Приднестровья;

- попытки оранжевых революций в Беларуси;

- недавние погромы и бандитские нападения на государственные учреждения в Казахстане и т.д.

2.2. Потрясения на мировых товарных и финансовых рынках, вызванные колебаниями рыночной конъюнктуры.

Существенная волатильность на сырьевых рынках приводит к проблемам, прежде всего, формирования федерального бюджета России и проявляется в следующих проблемных аспектах [19] (Karavaeva, Kazantsev, Kolomiets et al., 2020):

- колебания цен на нефть зафиксированы в интервале 40–85 долл./барр. (2018–2021 гг.);

- колебания цен на газ зафиксированы в интервале 200–1400 долл./барр. тыс. куб. м (2018–2021 гг.);

- в среднем от 25–30% доходов федерального бюджета РФ формируются из экспортных доходов от реализации минерального сырья и энергоресурсов.

Необходимо отметить, что существенная экономическая зависимость нашего государства от среднемировых цен на нефть и газ сохраняется, по прогнозу, уровень цен на энергоресурсы будет стабильным в ближайшие годы и будет сохраняться в приемлемом диапазоне для нашей страны от 50 до 70 долл./барр. (2022–2026 гг.) [28]. Необходимость снижения зависимости от газовой и нефтяной иглы – приоритетная стратегическая задача нашего государства.

2.3. Изменение структуры мирового спроса на энергоресурсы и структуры их потребления, развитие энергосберегающих технологий и снижение материалоемкости, развитие зеленых технологий.

Евросоюз импортировал энергоресурсов более чем на 320 млрд евро в 2019 г., более 60% импорта из России составляли энергоресурсы. Масштабное сокращение этого потока приведет к реструктуризации отношений ЕС с ключевыми поставщиками энергоресурсов. Такие страны, как Россия, Алжир и Норвегия, в итоге лишатся основного экспортного рынка. Выход ЕС из зависимости от ископаемых видов топлива неизбежно приведет к негативным последствиям для ряда региональных партнеров и даже может дестабилизировать их экономически и политически.

Россия к 2050 году может потерять более 50% своих экспортных доходов, что неминуемо приведет к глубокому экономическому кризису. Важно своевременно осуществить диверсификацию российской экономики на этапе формирования глобальной концепции зеленой экономики [13] (Gadzhiev et al., 2022).

2.4. Исчерпание экспортно-сырьевой модели экономического развития, резкое снижение роли традиционных факторов обеспечения экономического роста, связанное с научно-технологическими изменениями [2] (Alklychev, 2020).

Данная угроза может проявляться через следующие риски:

- деградацию производственных технологий;

- снижение общих производственных промышленных мощностей;

- низкую эффективность НИОКР;

- утрату имеющихся преимуществ научных школ [10] (Gadzhiev, Konovalenko, Trofimov et al., 2019).

2.5. Отсутствие российских несырьевых компаний среди глобальных лидеров мировой экономики.

Проявление этой угрозы сопровождается реализацией следующих рисков:

- падение кредитного и инвестиционного рейтинга страны;

- монополизация внутреннего рынка;

- существенная зависимость государственной экономической политики от экспортных доходов.

Существенной группой рисков, выражающихся в виде вызовов и угроз экономической безопасности, являются финансовые риски.

3. Финансовые угрозы могут быть классифицированы на:

3.1. Подверженность финансовой системы Российской Федерации рискам (в том числе в результате влияния спекулятивного иностранного капитала, коррупции, преступлений), а также уязвимость информационной инфраструктуры финансово-банковской системы.

С этой угрозой в первую очередь связано проявление следующих рисков:

- риски влияния спекулятивного иностранного капитала;

- рост экономических и социально опасных преступлений экономической направленности в кредитно-финансовой сфере;

- уязвимость информационной составляющей банковской системы [30] (Bystryakov, Penkin, Vladimirova, 2016).

Статистически за 1 квартал 2021 г. ущерб от мошенничества в кредитно-финансовой сфере в отношении физических лиц составил 3,2 млрд руб., при этом средний уровень компенсации потерь со счетов физических лиц в банках составил только 8%, или 250 млн руб. Также следует отметить, что в период с января по июнь 2021 г. главным регулятором финансового рынка России было выявлено более 700 субъектов с признаками нелегальной финансовой деятельности. В процентном исчисление число субъектов, связанных с незаконной деятельностью в сфере финансов, увеличилось на 16,6% по сравнению с аналогичным периодом 2020 г.

В 2021 г. виды нелегальной деятельности в кредитно-финансовой сфере структурно распределены следующим образом:

- 47,2% – черные кредиторы (незаконное кредитование);

- 32,8% – нелегальные профучастники рынка ценных бумаг (на 72% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года);

- 20% – финансовые пирамиды (на 49% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года) [5].

3.2. Несбалансированность национальной бюджетной системы.

Проявление этой угрозы связано со следующими факторами рисков:

- повышение уровня дифференциации между донорами и дотационными регионами, ослабление бюджетного контроля;

- сокращение золотовалютных запасов и резервных фондов;

- повышение зависимости от иностранных кредитов и займов.

Распределение субсидий из федерального бюджета субъектам России на 2021 год утверждено приказом Минфина РФ № 1030, согласно его положениям, в перечень регионов-доноров, не являющихся получателями дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности, вошли 13 субъектов РФ: Республика Татарстан, Калужская, Ленинградская, Московская, Самарская, Сахалинская, Свердловская и Тюменская области, города Москва и Санкт-Петербург, а также Ненецкий, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа.

Соответственно, остальные 72 субъекта России получают дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности в 2021 г. Наибольший размер средств выделен: Республика Дагестан – 72,9 млрд руб., Якутия – 51,6 млрд руб., Камчатский край – 41,1 млрд руб. [18].

4. С позиции сохранения условий устойчивости социально-экономического развития государства вызовы и угрозы в сфере обеспечения экономической безопасности классифицируются на:

4.1. Недостаточный объем инвестиций в реальный сектор экономики, обусловленный неблагоприятным инвестиционным климатом, высокими издержками бизнеса, избыточными административными барьерами, неэффективной защитой права собственности.

Обычно проявление данного типа угрозы сопряжено с действием следующих негативных факторов:

- падением темпов роста реального ВВП;

- сокращением мультипликатора инвестиций;

- ростом издержек производства и фактической себестоимости продукции (работ, услуг);

- ухудшением инвестиционной инфраструктуры и делового климата (сворачивание производственного потенциала);

- отказом от реализации крупных инвестиционных проектов с государственным и международным участием [14] (Gadzhiev, Kiseleva, Skripkina et al., 2022).

Все регионы по уровню инвестиционной активности поделены на четыре группы (по индексу физического объема инвестиций в основной капитал). Первая группа – 50 субъектов регионов РФ с индексом менее 1,0, вторая группа – 23 региона с индексом от 1,0 до 1,099; третья группа – 6 регионов (от 1,10 до 1,199), четвертая группа – 6 регионов (более 1,2). Наилучший показатель инвестиционной активности наблюдается в республиках Калмыкия и Марий Эл, Нижегородской области, Камчатском крае. Сегодня в нашей стране отмечается снижение уровня инвестиционной активности как в среднем по стране, так и в большинстве регионов (в 50 субъектах РФ).

Следует отметить проблему неравномерного распределения реальных инвестиций по секторам экономики нашей страны. Значительный удельный вес в структуре инвестиций занимают инвестиции в сфере добычи полезных ископаемых и торговли, обрабатывающий производственный сектор существенно отстает от данных сфер экономики. Такой дисбаланс связан с низким уровнем рентабельности промышленных предприятий по сравнению с сырьевым сектором и торговлей. Для улучшения ситуации необходимы меры как административного, так и рыночного воздействия на повышение уровня инвестиционной активности.

4.2. Низкие темпы экономического роста, обусловленные внутренними причинами, в том числе ограниченностью доступа к долгосрочным финансовым ресурсам, недостаточным развитием транспортной и энергетической инфраструктуры.

Согласно всем положениям экономической теории, сокращение темпов экономического роста ниже среднемировых ведет к следующим существенным проблемам в сфере обеспечения экономической безопасности государства:

- к падению уровня жизни и доходов населения [23] (Lev, 2021);

- к повышению уровня дифференциации между развитыми странами и Россией;

- к снижению уровня потребления продукции (работ, услуг) населением, в том числе продовольственных товаров;

- к ухудшению продолжительности и качества жизни населения;

- к отказу от реализации крупных социальных проектов поддержки населения;

- к дальнейшему увеличению пенсионного возраста, сокращению пенсий [16] (Ivanov, Bukhvald, 2020.

Согласно прогнозным данным, рост российского ВВП в 2021, 2022 и 2023 гг. составит 4,3, 2,8 и 1,8% соответственно. Среднемировые темпы роста – 3,0% в год [9].

4.3. Слабая инновационная активность, отставание в области разработки и внедрения новых и перспективных технологий (в том числе технологий цифровой экономики), недостаточный уровень квалификации и ключевых компетенций отечественных специалистов.

Россия в глобальном инновационном индексе 2021 года заняла 45-е место из 132 стран. Наше государство существенно отстает по уровню инновационной активности промышленности относительно инновационных индустриальных держав. Однако наблюдается позитивная динамика в инновационной активности предприятий, объемах финансирования науки, развитии корпоративной науки в российском хайтеке и оптимистичные оценки бизнесом перспектив восстановления инновационной деятельности после пандемии [29].

5. С позиции криминализации экономических отношений вызовы и угрозы в сфере экономической безопасности можно классифицировать на:

5.1. Высокий уровень криминализации и коррупции в экономической сфере.

Коррупция в России признается проблемой, способной подорвать национальную безопасность государства. Она приводит к следующим негативным последствиям в сфере экономической безопасности государства:

- к увеличению социальной напряженности в обществе;

- к повышению неэффективности распределения средств государственного бюджета;

- к несправедливому распределению доходов, обогащению субъектов коррупционных отношений за счет остальных членов общества;

- к снижению доверия общества к власти, разочарованию в ценностях на уровне всего государства [30] (Bystryakov, Penkin, Vladimirova, 2016).

5.2. Тенденция к сохранению доли теневой экономики.

Развитие теневого сектора экономики страны чаще всего сопровождается следующими негативными процессами:

- замедлением темпов экономического роста;

- сокращением пенсий и социальных выплат населению;

- снижением конкурентоспособности экономики;

- сокращением налоговой базы и налоговых поступлений во все уровни бюджетной системы [20] (Karavaeva, Lev, 2020);

- дальнейшим увеличением дифференциации в доходах населения.

Согласно данным Банка России, доля теневого сектора экономики страны колеблется в пределах 10–13%, или около 23 трлн руб. При этом за последние годы отмечается тенденция к снижению данного показателя, причинами данной положительной динамики является, прежде всего, улучшение системы налогового администрирования в нашей стране и повышение уровня цифровизации экономических отношений, появление новых перспективных специальных налоговых режимов (налогообложение самозанятых, налог на профессиональный доход), определенные успехи в борьбе с коррупцией в стране.

Снижению теневой доли экономики и способствует в том числе и секционная политика иностранных государств, так как требует от Правительства РФ поиска мероприятий, направленных на вскрытие внутренних резервов развития государства, а также на активизацию борьбы с выводом капитала за рубеж. Проблема теневого сектора экономики страны может быть частично решена путем использования сочетания гибких и жестких мер государственного регулирования экономики [12] (Gadzhiev, Konovalenko, Trofimov, 2021).

Можно выделить следующие причины сокращения выявленных и раскрытых преступлений экономической направленности:

- либерализация и монетизация уголовного законодательства в части преступлений экономической направленности;

- высокая латентность преступлений экономической направленности;

- структурные изменения и трансформация экономической преступности;

- кадровые проблемы правоохранительных органов;

- проблемы взаимодействия между структурными подразделениями правоохранительных органов;

- низкий уровень международных усилий по противодействию преступлениям экономической направленности.

Другим классификационным признаком следует признать классификацию вызов и угроз в сфере экономической безопасности по отношению к кадровому потенциалу государства.

При этом вызовы и угрозы следует классифицировать на:

6.1. Снижение качества и доступности образования, медицинской помощи и, как следствие, снижение качества человеческого потенциала.

По итогам 2019 года значение индекса человеческого развития (далее – ИЧР) в России составило 0,824, при этом страна заняла 52-е место в мире по уровню и качеству жизни. С учетом поправки на неравенство значение ИЧР сократилось на 10,2% (+2 позиции в рейтинге). ИЧР с учетом планетарной нагрузки оказался ниже базового ИЧР на 11,7% (-4 позиции). Индекс гендерного неравенства составляет 0,225 (+2 позиции).

Между регионами внутри страны могут быть весьма значительные различия по уровню человеческого развития. По расчетам Аналитического центра при Правительстве РФ, в России сохраняется высокий разрыв между субъектами РФ с наиболее и наименее высоким уровнем человеческого развития.

По данным за 2019 год, Москва, занимающая лидирующую позицию в рейтинге ИЧР по регионам, превышает индекс находящейся на последнем месте Республики Тыва на 19,4%. Разрыв заметен и по типам регионов. В частности, отставание менее развитых аграрных регионов от наиболее богатых финансово-экономических центров составляет 11,7% [3].

Проявление данной угрозы обычно сопровождается:

- сокращением ряда социальных и образовательных учреждений;

- ограничением доступа малообеспеченных граждан страны к среднему и высшему образованию;

- сокращением численности населения (снизился рост демографической нагрузки на трудоспособность населения и трудоспособность страны в целом).

6.2. Недостаточность трудовых ресурсов.

В соответствии с современной макроэкономической ситуацией в стране уровень безработицы за 2021 год составил 5,6%. Недостаточность трудовых ресурсов в РФ, прежде всего, выражается в нехватке рабочих специальностей. В результате пандемии COVID-19 среди самых востребованных профессий в стране в 2021 году оказались курьеры, грузчики и строители. Прирост вакансий в III квартале 2021 года к III кварталу 2019 года в сфере рабочего персонала составил 218%, строительстве и недвижимости – 213%, продажах – 163%, медицине и фармации – 144%, ресторанах и кафе – 119%.

В логистике, складах и закупках за последние два года вакансий стало больше на 113%, в розничной торговле – на 98%, в промышленности – на 78% [17].

На уровне регионов и страны недостаточность трудовых ресурсов может сопровождаться:

- сокращением количества субъектов хозяйствования в рамках региона;

- сокращением объема финансирования безработных, снижением качества социальных пакетов для населения;

- сокращением количества вузов страны и специализированных учебных заведений;

- сокращением инвестиционных программ развития малого и среднего предпринимательства;

- сокращением численности населения, ростом онкологических заболеваний, усугублением проблемы наркомании и алкоголизма среди молодежи;

- переходом экономики в стадию спада и депрессии экономического цикла.

6.3 Усиление дифференциации населения по уровню доходов.

Проявление данной угрозы, прежде всего, оказывает негативное влияние в социальной сфере, при этом возникает:

- усиление поляризации общества, рост социальной напряженности;

- антагонизм между людьми;

- тенденция к снижению качества жизни;

- сокращение уровня потребления, падение сбережений и совокупного спроса.

На конец 2021 г. коэффициент Джини (индекс концентрации доходов) составляет 0,42, отмечается негативная динамика роста данного показателя, что свидетельствует о повышении неравенства в доходах населения и росте социальной напряженности.

Децильный коэффициент в 2020 г. остается на уровне 7,0, что говорит о серьезном неравенстве в доходах населения страны.

Согласно статистическим данным, средний уровень заработной платы в РФ за 2021 год составил 56280 руб., при этом доля работников с заработной платой ниже прожиточного минимума в экономике составляет 2,5%. Коэффициент межотраслевого различия в заработной плате за 2021 год составил 3,4, а межотраслевой коэффициент вариации – 40,5%. При этом интересным фактом является коэффициент соотношения между минимальной средней заработной платой и максимальной средней заработной платой по регионам, за 2021 год он составил 3,9. Проблема неравенства в доходах населения признается угрозой как национальной, так и экономической безопасности РФ. Это связано с тем, что низкие реальные доходы населения сказываются на совокупном спросе и, как следствие, на стимулировании экономического роста в стране. Без повышения благосостояния граждан невозможно обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие государства [23] (Lev, 2021).

6.4. Усиление международной конкуренции за кадры высшей квалификации.

Квалификационная яма является серьезной угрозой для роста экономики любой страны. Исследование Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) показывает, что из-за квалификационной ямы государство теряет шесть процентов производительности. Квалификационная яма опасна утечкой мозгов: востребованные специалисты, не находя места и достойного заработка на родине, покидают ее ради более высокооплачиваемой и престижной работы за рубежом. Результатом становится экономическое отставание их родной страны.

Росстат фиксирует увеличение эмигрантов в дальнее зарубежье с 12 тыс. человек в 2010 г. до 57 тыс. в 2021 г. Эмиграция высококвалифицированных кадров всегда сопровождается значительным сокращением ВВП страны [21] (Kolesnikov, Melnikov, 2018).

Инфраструктурные и управленческие вызовы и угрозы в сфере экономической безопасности государства могут быть представлены следующими составляющими:

7.1. Недостаточно эффективное государственное управление.

Данная угроза проявляется, прежде всего, в следующих аспектах:

- снижение уровня доходов и рентабельности государственных корпораций;

- потеря конкурентоспособности российской экономики;

- снижение ресурсоотдачи добывающей и обрабатывающей промышленности;

- рост коррупции в сфере государственных расходов;

- потеря доверия у населения к правительству и основам государственного устройства.

- рост численности государственного аппарата при одновременном наличии отрицательной динамики большинства макроэкономических показателей.

7.2. Неравномерность пространственного развития РФ, усиление дифференциации регионов и муниципальных образований по уровню и темпам социально-экономического развития.

Среди возможных проявлений данной угрозы экономической безопасности регионов и муниципальных образований в первую очередь следует выделить:

- отсутствие единой региональной политики федерального центра;

- нарушение системы финансирования регионов;

- неэффективная реализация федеральных и региональных экономических проектов [22] (Lev, Kolpakova, 2020);

- деградация природной среды в национально-государственном масштабе;

- снижение уровня жизни населения регионов и муниципальных образований;

- потеря позиций на межрегиональных рынках [7] (Bugaeva, Morozova, Khatko, 2017).

Специфическим проявлением данной угрозы экономической безопасности региона является искусственно создаваемая зависимость региональных органов власти от федерального финансирования и повсеместная безынициативность и бесхозяйственность некоторых региональных и местных чиновников [1] (Alklychev, Zoidov, Bogatyrev, 2019).

Наиболее полную картину дифференциации российских регионов по социально-экономическому положению дают такие показатели, как валовой региональный продукт (ВРП) на душу населения, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в расчете на одного работника и среднедушевые денежные доходы. Так, по официальным данным Росстата, дифференциация регионов и федеральным округам по ВВП в 2020 году составляет более чем в 6 раз [27], а по уровню оплаты труда – более чем 5 раз [27].

Следует отметить нелогичность с позиции современной политики государства выделения такой угрозы, как установление избыточных требований в области экологической безопасности, рост затрат на обеспечение экологических стандартов производства и потребления. Прежде всего, данная угроза не соотносится с политикой декарбонизации экономики и перехода России к экологичной экономике в 2050 году.

«Зеленый курс России» представляет собой концептуальную программу долгосрочного экологического развития России на период до 2050 года, соответствующую ключевым стратегическим глобальным стандартам и нормативам в сфере экологической безопасности. Главной задачей «Зеленого курса» является обеспечение нулевых чистых выбросов парниковых газов к 2050 году [11] (Gadzhiev, Konovalenko, Trofimov, Gadzhiev, 1992).

Реализация «Зеленого курса», по мнению авторов, во многом сталкивается со следующими проблемами:

- ограничение экономической активности вследствие падения глобального спроса на ископаемое топливо и распространение глобальной коронавирусной инфекции;

- затяжное падение цен на энергетические ресурсы на мировых рынках;

- отсутствие законодательно закрепленного финансирования программы;

- отсутствие общепринятого механизма обязательного страхования экологической ответственности;

- отсутствие необходимой инфраструктуры для реализации экологических проектов в сфере транспорта, энергетики, сельского и лесного хозяйства;

- сложность внедрения в промышленный оборот технологий Power-To-X;

- отсутствие заинтересованности среднего и крупного бизнеса в реализации «Зеленого курса»;

- отсутствие должного уровня контроля в сфере экологической безопасности и сохранения экосистем;

- несформированность необходимого уровня экологической культуры и экологического менталитета российского общества;

- отсутствие необходимой информационной поддержки на федеральном и региональном уровнях в части реализации «Зеленого курса».

Вместе с тем реализация «Зеленого курса» – объективная реальность, требующая реализации комплекса организационных, нормотворческих, административных и управленческих мер со стороны государства и общества. Переход к зеленой экономике обеспечит получение РФ стратегических конкурентных преимуществ за счет, прежде всего, огромных территорий, биоразнообразия и наличия водных и земельных ресурсов, которые в будущем станут основными для жизнедеятельности всего населения страны.

Таким образом, анализ вызовов и угроз в сфере обеспечения экономической безопасности государства в соответствии с Указом Президента РФ от 13.05.2017 № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года» показывает, что проблема обеспечения экономической безопасности государства является комплексной и системной. Стратегическими документами определяются как направления и механизм обеспечения экономической безопасности, так и виды экономической безопасности.

Несмотря на существенный шаг вперед в определении приоритетных вызовов и угроз в сфере обеспечения экономической безопасности государства, законодатель допустил и некоторые просчеты, не сакцентировав внимание на таких существенных угрозах экономической безопасности, как формирование и развитие человеческого капитала в России, диверсификация экспортных доходов бюджетной системы РФ, необходимость погашения внутреннего и внешнего долга страны по отношению к уровню ВВП, миграционные вызовы и угрозы. Безусловно, главной угрозой в сфере экономической безопасности России следует считать бедность и отсутствие как такового среднего класса государства [8] (Varnavskiy, 2019). Вместе с тем считаем, что Стратегия, безусловно, оказывает положительное влияние на создание необходимых условий для эффективного обеспечения экономической безопасности России. Далее проведем ранжирование угроз экономической безопасности по степени важности проявления для нашего государства (табл. 1).

Таблица 1

Ранжирование угроз экономической безопасности по степени важности для РФ в соответствии со стратегией экономической безопасности

Классификация вызовов и угроз в сфере экономической безопасности России
Номер ранга /степень риска
1. С позиции действия глобальной конкуренции
низкий риск
1.1. Стремление развитых государств использовать свои преимущества в уровне развития экономики, высоких технологий (в том числе информационных) в качестве инструмента глобальной конкуренции
15
1.2. Усиление структурных дисбалансов в мировой экономике и финансовой системе, рост частной и суверенной задолженности, увеличение разрыва между стоимостной оценкой реальных активов и производных ценных бумаг
21
1.3. Использование дискриминационных мер в отношении ключевых секторов экономики Российской Федерации, ограничение доступа к иностранным финансовым ресурсам и современным технологиям
8
1.4. Деятельность создаваемых без участия Российской Федерации межгосударственных экономических объединений в сфере регулирования торгово-экономических и финансово-инвестиционных отношений, которая может нанести ущерб национальным интересам РФ
22
Сумма баллов
66
Средний рейтинг
16,5
2. С позиции влияния на обеспечение внешнеэкономической безопасности России
средний риск
2.1. Повышение конфликтного потенциала в зонах экономических интересов Российской Федерации, а также вблизи ее границ
2
2.2. Усиление колебаний конъюнктуры мировых товарных и финансовых рынков
7
2.3. Изменение структуры мирового спроса на энергоресурсы и структуры их потребления, развитие энергосберегающих технологий и снижение материалоемкости, развитие «зеленых технологий»
14
2.4. Исчерпание экспортно-сырьевой модели экономического развития, резкое снижение роли традиционных факторов обеспечения экономического роста, связанное с научно-технологическими изменениями
19
2.5. Отсутствие российских несырьевых компаний среди глобальных лидеров мировой экономики
20
Сумма баллов
62
Средний рейтинг
12,4
3. Финансовые угрозы
низкий риск
3.1. Подверженность финансовой системы Российской Федерации рискам (в том числе в результате влияния спекулятивного иностранного капитала, коррупции, преступлений), а также уязвимость информационной инфраструктуры финансово-банковской системы
18
3.2. Несбалансированность национальной бюджетной системы
17
Сумма баллов
35
Средний рейтинг
17,5
4. С позиции сохранения условий устойчивости социально-экономического развития государства
высокий риск
4.1. Недостаточный объем инвестиций в реальный сектор экономики, обусловленный неблагоприятным инвестиционным климатом, высокими издержками бизнеса, избыточными административными барьерами, неэффективной защитой права собственности
10
4.2. Низкие темпы экономического роста, обусловленные внутренними причинами, в том числе ограниченностью доступа к долгосрочным финансовым ресурсам, недостаточным развитием транспортной и энергетической инфраструктуры
3
4.3. Слабая инновационная активность, отставание в области разработки и внедрения новых и перспективных технологий (в том числе технологий цифровой экономики), недостаточный уровень квалификации и ключевых компетенций отечественных специалистов
12
Сумма баллов
25
Средний рейтинг
8,3
5. С позиции криминализации экономических отношений
средний риск
5.1. Высокий уровень криминализации и коррупции в экономической сфере
11
5.2. Сохранение значительной доли теневой экономики
13
Сумма баллов
24
Средний рейтинг
12
6. По отношению к кадровому потенциалу государства
высокий риск
6.1. Снижение качества и доступности образования, медицинской помощи и, как следствие, снижение качества человеческого потенциала
4
6.2. Недостаточность трудовых ресурсов
9
6.3. Усиление дифференциации населения по уровню доходов
1
6.4. Усиление международной конкуренции за кадры высшей квалификации
17
Сумма баллов
31
Средний рейтинг
7,75
7. Инфраструктурные и управленческие вызовы и угрозы
высокий риск
7.1. Недостаточно эффективное государственное управление
7
7.2. Неравномерность пространственного развития РФ, усиление дифференциации регионов и муниципальных образований по уровню и темпам социально-экономического развития
6
Сумма баллов
13
Средний рейтинг
6,5
Источник: составлено авторами.

Ранжирование угроз экономической безопасности по степени важности для РФ в соответствии со стратегией экономической безопасности нами предлагается осуществлять в рамках следующей градации (табл. 2).

Таблица 2

Система показателей для оценки степени риска наступления угрозы в сфере обеспечения экономической безопасности государства

Шкала баллов
Степень риска
от 1 до 5
Очень высокий риск
от 5 до 10
Высокий риск
от 10 до 15
Средний риск
от 15 до 20
Низкий риск
Источник: составлено авторами.

Согласно представленным данным в таблицах 1, 2, можно утверждать, что наиболее существенными для России являются угрозы, классифицируемые как инфраструктурные и управленческие вызовы и угрозы; по отношению к кадровому потенциалу государства и с позиции сохранения условий устойчивости социально-экономического развития государства. Наименее опасными следует считать финансовые угрозы и с позиции действия глобальной конкуренции. Вместе с тем для нейтрализации вызовов и угроз в сфере экономической безопасности необходимо осуществление их постоянного мониторинга и поиска путей снижения вероятности их проявления в краткосрочной и среднесрочной перспективе [32] (Pozdnyakova, Kozhukhova, 2019).

Результаты и их обсуждение. Исследование, проведенное в научной статье, позволяет авторскому коллективу сделать следующие выводы.

Во-первых, современные угрозы в сфере обеспечения экономической безопасности тщательно раскрыты в Указе Президента РФ «О стратегии экономической безопасности РФ на период 2030 года». Документ является стратегическим, раскрывающим современные проблемы в обеспечении экономической безопасности и дающим представления об основных путях нейтрализации современных вызовов и угроз в этой сфере, подчеркивающим важность организационных основ и механизма реализации обеспечения экономической безопасности государства. Согласно разделу II «Вызовы и угрозы экономической безопасности» Указа Президента РФ от 13.05.2017 № 20, выделяется более двух десятков основных вызовов и угроз в этой сфере.

Во-вторых, современные вызовы и угрозы в сфере обеспечения экономической безопасности носят комплексный и разносторонний характер и могут быть нами классифицированы на следующие группы: с позиции действия глобальной конкуренции; с позиции влияния на обеспечение внешнеэкономической безопасности России; финансовые угрозы; с позиции сохранения условий устойчивости социально-экономического развития государства; с позиции криминализации экономических отношений; по отношению к кадровому потенциалу государства; инфраструктурные и управленческие вызовы и угрозы.

В-третьих, принятые на законодательном уровне стратегически важные документы в сфере обеспечения экономической безопасности, несмотря на их важность и актуальность, имеют и некоторые недостатки, к которым следует отнести: отсутствие ранжирования вызовов и угроз для экономической безопасности государства; отсутствие четких приоритетов государства в сфере формирования и развития человеческого капитала в России; отсутствие действенного механизма диверсификации экспортных доходов бюджетной системы РФ, миграционные вызовы и угрозы и др.

В-четвертых, авторами проведено ранжирование угроз экономической безопасности по степени важности для РФ в соответствии со стратегией экономической безопасности. В ходе исследования было установлено, что наиболее существенными для России являются угрозы, классифицируемые как инфраструктурные и управленческие вызовы и угрозы; по отношению к кадровому потенциалу государства и с позиции сохранения условий устойчивости социально-экономического развития государства. Наименее опасными следует считать финансовые угрозы и с позиции действия глобальной конкуренции.

Заключение

Сегодня в динамически изменяющемся мире особое значение для обеспечения экономической безопасности имеет постоянный мониторинг вызовов и угроз в данной сфере. Необходимость классификации и ранжирования угроз и вызовов в сфере обеспечения экономической безопасности диктуется подготовкой комплекса эффективных мер по снижению рисков их наступления для нашего государства в среднесрочной и долгосрочной перспективе.


Источники:

1. Алклычев А.М., Зоидов К.Х., Богатырев С.И. Экономическая безопасность приграничного региона РФ: сущность, проблемы и способы обеспечения // Научное обозрение. Серия 1: Экономика и право. – 2019. – № 6. – c. 54-69. – doi: 10.26653/2076-4650-2019-6-05.
2. Алклычев А.М. Ценовая политика государства в условиях финансовой нестабильности // Финансы и кредит. – 2020. – № 8(80). – c. 1688-1702. – doi: 10.24891/fc.26.8.1688.
3. Аналитический центр при Правительстве РФ. Индекс человеческого развития в России: региональные различия. Ac.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://ac.gov.ru/uploads/2-Publications/analitika/2022/_2021_long.pdf (дата обращения: 28.03.2022).
4. Арбатова Н.К. Безопасность ЕС: микроагрессия с макропоследствиями // Полис. Политические исследования. – 2021. – № 5. – c. 94-108. – doi: 10.17976/jpps/2021.05.07.
5. Обзор ключевых показателей профессиональных участников рынка ценных бумаг. Банк России. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/analytics/rcb/review_rcb (дата обращения: 06.12.2021).
6. Оценка внешнего долга Российской Федерации на 1 апреля 2022 года. Банк России. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/statistics/macro_itm/svs/ext-debt (дата обращения: 06.04.2022).
7. Бугаева М.В., Морозова Н.В., Хатько А.А. Состояние уровня экономической безопасности регионов на примере Ростовской области // Научно-методический электронный журнал Концепт. – 2017. – c. 19-24.
8. Варнавский В.Г. Количественная оценка экономической безопасности России // Мировая экономика и международные отношения. – 2019. – № 2. – c. 106-110.
9. Всемирный банк пересмотрел прогнозы по экономическому росту в России. Rbc.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/06/10/2021/615c7aef9a79478653e3a6b5 (дата обращения: 06.04.2022).
10. Гаджиев Н.Г., Коноваленко С.А., Трофимов М.Н. и др. «Экологическая экономика» – важнейшая часть идеологии Global Commons в обеспечении устойчивого социально-экономического развития общества // Юг России: экология, развитие. – 2019. – № 4. – c. 17-24. – doi: 10.18470/1992-1098-2019-4-17-24.
11. Гаджиев Н.Г., Коноваленко С.А., Трофимов М.Н., Гаджиев А.Н. Роль и значение экологической безопасности в системе обеспечения экономической безопасности государства // Юг России: экология, развитие. – 1992. – № 3(60). – c. 200-214. – doi: 10.18470/1992-1098-2021-3-200-214.
12. Гаджиев Н.Г., Коноваленко С.А., Трофимов М.Н. Теневая экономика как фактор дестабилизации экономической безопасности государства // Теневая экономика. – 2021. – № 3. – c. 167-182. – doi: 10.18334/tek.5.3.112799.
13. Гаджиев Н.Г. и др. Теоретические аспекты формирования и развития экологической экономики в России. / Монография. - Москва: Издательский Дом «Инфра-М», 2022. – 167 c.
14. Гаджиев Н.Г., Киселева О.В., Скрипкина О.В. и др. Экономическая безопасность России на современном этапе. / Монография. - Москва: Издательский Дом «Инфра-М», 2022. – 233 c.
15. Головнин М.Ю. Влияние пандемии COVID-19 на мировую финансовую систему // Научные труды Вольного экономического общества России. – 2021. – № 4. – c. 252-258. – doi: 10.38197/2072-2060-2021-230-4-252-258.
16. Иванов О.Б., Бухвальд Е.М. Национальная безопасность в системе национальных целей России // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. – 2020. – № 6. – c. 23-42. – doi: 10.24411/2071-6435-2020-10051.
17. Кадровый голод: каких работников не хватает в России. Iz.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://iz.ru/1243977/mariia-frolova/kadrovyi-golod-kakikh-rabotnikov-ne-khvataet-v-rossii (дата обращения: 06.04.2022).
18. Какие регионы получат крупнейшие дотации в 2021 году. Инфографика. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/25/10/2021/617295449a79472ffbf4a67b (дата обращения: 06.04.2022).
19. Караваева И.В., Казанцев С.В., Коломиец А.Г. и др. Основные тенденции развития экономики России на очередной трехлетний период: анализ, риски, прогноз // Экономическая безопасность. – 2020. – № 4. – c. 415-442. – doi: 10.18334/ecsec.3.4.111031.
20. Караваева И.В., Лев М.Ю. Итоги проведения IV международной научно-практической конференции «IV Сенчаговские чтения социально-экономическая безопасность: сфера государственного регулирования и область научного знания» // Экономическая безопасность. – 2020. – № 4. – c. 549-578. – doi: 10.18334/ecsec.3.4.111150.
21. Колесников Ю.А., Мельников В.Ю. Пути совершенствования миграционного законодательства. Остались ли вопросы? // Право и практика. – 2018. – № 2. – c. 47-52.
22. Лев М.Ю., Колпакова И.А. Бюджетные факторы реализации государственных программ и национальных проектов в системе экономической и социальной безопасности России // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 5. – c. 1521-1534. – doi: 10.18334/epp.10.5.110264.
23. Лев М.Ю. Бедность и прожиточный уровень населения в обеспечении социально-экономической безопасности // Экономическая безопасность. – 2021. – № 3. – c. 549-570. – doi: 10.18334/ecsec.4.3.112403.
24. Лещенко Ю.Г. Управление внешним долгом РФ, как средство обеспечения внешнеэкономической безопасности государства в условиях санкций // Аспирант. – 2016. – № 8(24). – c. 104-107.
25. Лещенко Ю.Г. Новые подходы к оценке уровня внешнеэкономической безопасности РФ // Экономическая безопасность. – 2018. – № 2. – c. 149-155. – doi: 10.18334/ecsec.1.2.100532.
26. МВФ оценил ущерб российской экономики от санкций. Finance.rambler.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://finance.rambler.ru/markets/42615650-mvf-otsenil-uscherb-rossiyskoy-ekonomiki-ot-sanktsiy (дата обращения: 06.04.2022).
27. Социально-экономическое положение России. Минэкономразвития России. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/osn-12-2021.pdf (дата обращения: 06.04.2022).
28. По данным энергетического бюллетеня. Ac.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://ac.gov.ru/uploads/2Publications/energo/2021/Energo101.pdf (дата обращения: 08.04.2022).
29. Россия поднялась на 45 место в Глобальном инновационном индексе за счет роста результативности всех направлений деятельности. Вшэ. [Электронный ресурс]. URL: https://academia.interfax.ru/ru/analytics/business/7221 (дата обращения: 06.04.2022).
30. Bystryakov A., Penkin A., Vladimirova M. Economic security and the current Monetary Policy in Russia // Государственная служба. – 2016. – № 5(103). – p. 26-29. – doi: 10.22394/2070-8378-2016-18-5-26-29.
31. Leschenko Yu.G., Bolonina S.E. Theoretical approaches to the improvement of mechanisms to ensure the external economic security of Russia in international financial and economic organizations // Journal of International Economic Affairs. – 2019. – № 1. – p. 11-26.
32. Pozdnyakova U.A., Kozhukhova M.T. Economic security as a factor of formation of modern Russian entrepreneurial environment. / The Future of the Global Financial System: Downfall or Harmony. - Cham, Switzerland: Springer Nature, 2019. – 316-324 p.

Страница обновлена: 27.06.2022 в 19:27:33