Анализ эффективности использования бюджетных средств в рамках противодействия росту безработицы в условиях коронавирусной пандемии COVID-19

Зимовец А.В.1, Маринова И.В.1, Петренко Т.В.1
1 Таганрогский институт управления и экономики, Россия, Таганрог

Статья в журнале

Экономика труда (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 9, Номер 3 (Март 2022)

Цитировать:
Зимовец А.В., Маринова И.В., Петренко Т.В. Анализ эффективности использования бюджетных средств в рамках противодействия росту безработицы в условиях коронавирусной пандемии COVID-19 // Экономика труда. – 2022. – Том 9. – № 3. – С. 555-566. – doi: 10.18334/et.9.3.114419.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48224409

Аннотация:
В течение двух последних лет Российская экономика существовала в условиях анти-COVID-ных ограничений, однако на сегодняшний день имеются предположения, что пятая COVID-ная волна (февраль 2022 года) станет последней (в стране почти сформировался «коллективный иммунитет»), и, по крайней мере значительная часть ограничений с бизнеса будет снята. Надо отдать должное, в течение действия анти-COVID-ных ограничений, государство и на федеральном, и на местном уровнях осуществляло различные меры по поддержке предпринимательства и противодействию роста уровня безработицы: на реализацию этих мер, из бюджета тратились значительный суммы денежных средств. Учитывая, что в конце февраля 2022 года экономика России столкнулась с очередными, достаточно жесткими санкциями со стороны стран Евросоюза и США, авторами в работе оценено, насколько эффективно на региональном уровне использовались бюджетные ресурсы, а так же делаются предложения о том, что следует предпринять, чтоб экономика России вышла из очередного кризиса с минимальными потерями. Представленные в статье результаты исследования могут быть использованы на региональном и муниципальном уровнях, при планировании мер государственной поддержки как субъектов предпринимательства, так и всего населения

Ключевые слова: пандемия COVID-19, безработица, кризис труда, поддержка предпринимательства, малый и средний бизнес, эффективность использования бюджетных средств

JEL-классификация: E24, J64, L26, M21



Введение

2020 год войдет в историю как год, в котором экономика впервые столкнулась с новым для нее вызовом – коронавирусной инфекцией COVID-19. Из-за высокой вирулентности и контагиозности, тяжелого протекания болезни и достаточно высокой смертности правительства многих стран мира в попытке остановить пандемию стали принимать и реализовывать на практике различные меры, целью которых была попытка прервать распространение штамма SARS-CoV-2 на территории своей страны.

Не подлежит сомнению, что предпринятые руководством России меры по борьбе с пандемией, в принципе, были целесообразны [2, 11, 15] (Drobot, Makarov, Nazarenko, Manasyan, 2020; Podoprigora, Zamuriy, Germanova, 2021; Sharonina, 2021). Однако учитывая беспрецедентный характер кризиса, а также фактическое отсутствие времени у правительства на проработку всех принимаемых противокоронавирусных решений, можно предположить, что некоторые из мер не оказали ожидаемого эффекта или оказали его не в полной мере.

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью исследования эффективности использования региональных программ поддержки субъектов предпринимательства в условиях ковидных ограничений.

Изученность проблемы. Последствия влияния коронавирусной пандемии на малый и средний бизнес исследуются в работах таких отечественных авторов, как Е.В. Дробот [2, с. 2125–2135] (Drobot, Makarov, Nazarenko, Manasyan, 2020, р. 2125–2135), А.В. Ханина [3, с. 1035–1036] (Zimovets, Khanina, 2021, р. 1035–1036), М.Г. Подопригора [11, с. 281–287] (Podoprigora, Zamuriy, Germanova, 2021, р. 281–287), Л.В. Шаронина [15, с. 27–30] (Sharonina, 2021, р. 27–30). Однако на текущий момент времени вопросы оценки эффективности предпринятых правительством мер поддержки предпринимательства в период пандемии, изучение влияния пандемии, вызванной коронавирусом COVID-19, пока еще являются малоизученными.

Цель исследования заключается анализе эффективности используемых на региональном уровне мер поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства в 2020–2021 годах. В ходе исследования авторами была выдвинута гипотеза о том, что эффективность использования выделенных на поддержку финансовых средств коррелирует с уровнем безработицы в регионах.

При проведении исследования использовались следующие научные методы: метод сравнения, метод статистического анализа, графический метод.

Научная новизна заключается в разработке подхода оценки эффективности предпринятых правительством мер поддержки функционирования субъектов предпринимательства в условиях ковидных ограничений.

Меры поддержки бизнеса во время пандемии COVID-19

В качестве основных действий, предпринятых Правительством Российской Федерации для противодействия распространения инфекции COVID-19 на начальных этапах ее диссеминации, можно отметить следующие:

- ограничение транспортного сообщения со странами, в которых наблюдается высокий уровень заболеваемости коронавирусной инфекцией;

- введение карантина в отдельных регионах для лиц, прибывающих из-за рубежа;

- введение масочного режима в общественных местах;

- временное закрытие организаций культурно-досугового характера (музеев, цирков, театров, религиозных учреждений и т.д.);

- перевод обучающихся (как школьников, так и студентов) на дистанционный формат учебы;

- введение режима самоизоляции для некоторых групп и категорий граждан;

- введение пропускных режимов (в том числе с помощью QR-кодов);

- введение режима нерабочих дней на всей территории России и т.д.

Учитывая всю целесообразность предпринятых правительством действий, нельзя также не отметить и то, что в результате их реализации пострадали многие предприятия, в основном субъекты малого и среднего предпринимательства [3] (Zimovets, Khanina, 2021). Многие руководители коммерческих предприятий, не получая привычную для них прибыль, вынуждены были снижать зарплаты своим сотрудникам, сокращать персонал, а в наиболее сложных обстоятельствах – даже прекращать свою деятельность и юридически ликвидировать организацию.

Априори понимая сложности экономического характера, правительством России были предприняты определенные меры (рис. 1) по минимизации негативного влияния введенных ограничений на деятельность коммерческих организаций.

Рисунок 1. Государственные меры поддержки предпринимательства в условиях пандемии COVID-19

Источник: составлено авторами.

Однако, как можно справедливо отметить, указанные меры не смогли предотвратить спад в экономике, в результате чего в последние пару лет были отмечены такие явления, как:

- рост темпов инфляции на основные потребительские товары. По официальным данным, темп инфляции в 2020 году составил 4,9% и 8,39% – в 2021 году [4], однако это средние цифры. Реально же товары первой необходимости (продукты питания, коммунальные услуги, лекарства) выросли в цене более чем 1,5–2,0 раза;

- снижение объемов производства привело к снижению объема произведенного в 2020 году валового национального продукта на 3% по сравнению с 2019 годом [7];

- в стране наблюдался достаточно резкий рост вынужденной безработицы – в некоторых регионах она достигала 10–12% от величины экономически активного населения.

Учитывая, что Россия – страна территориально весьма большая, включающая в себя 85 регионов, можно предположить, что эффективность мер государственной поддержки в каждом регионе была разной. Ниже представлена модель оценки эффективности использования выделенных бюджетных денежных средств в контексте обеспечения стабильной занятости на региональном уровне.

Анализ эффективности мер поддержки предпринимательства во ковидное время

Итак, как было сказано ранее, государство в 2020–2021 годах выделяло значительные суммы денежных средств не только на меры медицинского характера, но и субсидировало субъекты малого и среднего предпринимательства, предполагая, что пострадавшие от «режима нерабочих дней» предприятия направят полученные средства на выплату заработной платы сотрудникам и на оплату наиболее срочных обязательств [10] (Petrenko, Rakuta, 2021). К сожалению, на момент написания данной статьи в свободном доступе не имелось точных данных о том, сколько денег в каждом из субъектов Российской Федерации было направлено именно на поддержку малого и среднего предпринимательства в каждом из регионов: по некоторым регионам статистика отсутствует, а по некоторым данные представлены в укрупненном виде. Однако для первичной оценки можно использовать и укрупненные данные, указываемые в отчетах региональных правительств и в финансовых отчетах Счетной палаты России.

То есть можно достаточно просто оценить, какой объем денежных средств был выделен тому или иному региону для борьбы с коронавирусной инфекцией COVID-19, определить прирост уровня безработицы в регионе в 2020 году по сравнению с 2019 годом и на основании их соотношения сделать косвенный вывод о том, насколько эффективно действовало правительство региона в экстремальной ситуации.

Проведем такую оценку на примере некоторых субъектов Южного федерального округа.

По оценочным данным Счетной палаты Российской Федерации, «…общие затраты на борьбу с коронавирусной инфекцией в Волгоградской области в 2020 году составили свыше 16 миллиардов рублей. В 2021 году было добавлено еще 9,7 миллиарда рублей. … Затраты на борьбу с инфекцией в Краснодарском крае за 2020 год составили около 15 миллиардов рублей» [12]. В свою очередь, затраты на борьбу с COVID-19 в Ростовской области составили почти 15,2 млрд руб. [6].

Следовательно, учитывая среднюю численность населения рассматриваемых регионов в 2020 году (4 189 653 чел. для Ростовской области, 2 482 796 чел. – в Волгоградской области и 5 679 704 чел. – в Краснодарском крае [14]), можно сделать вывод о том, что объем дополнительного финансирования, направленного на противодействие негативных эффектов коронавирусной инфекции, приходящегося на душу населения, составил:

- около 6,44 тыс. руб. / чел. для Волгоградской области;

- около 2,64 тыс. руб. / чел. для Краснодарского края;

- около 3,62 тыс. руб. / чел. для Ростовской области.

Далее определим, как изменялся уровень безработицы в рассматриваемых регионах. Ниже в таблице 1 представлены данные об уровне официально зарегистрированной безработицы в Ростовской, Волгоградской областях, а также в Краснодарском крае.

Таблица 1

Уровень безработицы населения в возрасте 15 лет и старше по субъектам Российской Федерации в среднем за три месяца [8]


январь – март 2019
апрель – июнь 2019
июль – сентябрь 2019
октябрь – декабрь 2019
январь – март 2020
апрель – июнь 2020
июль – сентябрь 2020
октябрь – декабрь 2020
Краснодарский край
5,0
4,8
4,7
4,8
4,8
6,3
5,9
5,7
Волгоградская область
5,8
5,4
4,7
5,4
5,8
8,1
9,1
7,3
Ростовская область
4,8
4,9
4,8
4,8
4,5
5,2
5,0
5,4
Источник: составлено авторами по данным Официального сайта Федеральной службы государственной статистики РФ. Режим доступа [электронный интернет-ресурс (URL)]: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/trud3_15-s.xls (дата обращения: 19.02.2022).

Анализ данных таблицы 1 показывает, что в кризисный 2020 год действительно наблюдался всплеск безработицы на несколько процентных пунктов больше, нежели в базисном 2019 году. Причем заметно, что в разных регионах «всплеск» имел различную динамику как по высоте «всплеска», так и по ее продолжительности.

Для определения, насколько увеличился уровень безработицы в указанных регионах, осуществим анализ того, насколько он увеличился в 2020 году по сравнению со средним значением 2019 года (использовалась формула средней арифметической). Данный прирост будет эквивалентен площади, ограниченной линией уровня безработицы в 2020 году и линией среднего уровня безработицы в 2019 году. При определении площади будем считать длительность 1 квартала, равную 1 (одной) условной единице. При таком алгоритме чем больше будет площадь, тем более серьезное негативное влияние оказал ковидный кризис на уровень занятости. Результаты отражены ниже на рисунках 2–4.

Рисунок 2. Динамика безработицы в Ростовской области

Источник: составлено авторами по данным Официального сайта Федеральной службы государственной статистики РФ. Режим доступа [электронный интернет-ресурс (URL)]: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/trud3_15-s.xls (дата обращения: 19.02.2022)

Рисунок 3. Динамика безработицы в Волгоградской области

Источник: составлено авторами по данным Официального сайта Федеральной службы государственной статистики РФ. Режим доступа [электронный интернет-ресурс (URL)]: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/trud3_15-s.xls (дата обращения: 19.02.2022).

Рисунок 4. Динамика безработицы в Краснодарском крае

Источник: составлено авторами по данным Официального сайта Федеральной службы государственной статистики РФ. Режим доступа [электронный интернет-ресурс (URL)]: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/trud3_15-s.xls (дата обращения: 19.02.2022).

Итак, по вышеприведенным графически данным можно сделать следующие выводы:

1. Наименьшая площадь фигуры наблюдается в Ростовской области (S=0.675). В регионе в 2020 году по сравнению с 2019 годом вырос уровень безработицы, однако общий профиль динамики безработицы в кризисном году в целом соответствует профилю базисного (2019 года), хотя и наблюдается определенная тенденция к росту количества регистрируемых в качестве безработных граждан. Из трех проанализированных регионов в Ростовской области, единственной из всех, за весь 2020 год был зафиксирован уровень безработицы, меньший, нежели средний уровень ряда 2019 года.

2. Чуть хуже обстояли дела в Краснодарском крае (S=2,975). Имел место резкий рост количества безработных во втором квартале 2020 года, однако в последующем наблюдалась четкая тенденция к снижению данного показателя.

3. Самая негативная ситуация (из трех рассмотренных регионов) наблюдалась в Волгоградской области (S=7,775). В указанном регионе наблюдался достаточно большой разброс между уровнем безработицы в кризисном и в базисном годах; более того, резкий рост уровня безработицы наблюдался не только во втором квартале 2020 года, но и в третьем, что предполагает неэффективность реализуемых в регионе мер по преодолению ковидного кризиса.

Далее соотнесем ранее рассчитанные данные о направленных в регионы суммах денежных средств (на душу населения) с расчетным коэффициентом, указывающим на увеличение роста безработицы. Результаты отобразим на рисунке 5.

Рисунок 5. Матрица соотношения роста безработицы в регионах и величины выделенных денежных средств на преодоление последствий коронавирусной инфекции COVID-19

Источник: составлено авторами.

Очевидно, что наименее напряженной оказалась ситуация в Ростовской области, а наибольшая неэффективность использования выделенных денежных средств на преодоление последствий коронавирусной инфекции COVID-19 оказалась в Волгоградской области. Объяснить низкий уровень безработицы в Ростовской области при сравнительно небольшом финансировании можно следующими обстоятельствами [13]:

- в Ростовской области весьма эффективно осуществляется поддержка малого и среднего предпринимательства, в т.ч. выделяются из бюджета средства на поддержку начинающих предпринимателей (как индивидуальных предпринимателей, так и самозанятых), эффективно функционируют центры занятости населения, ведется просветительская и информационная поддержка на уровне муниципальных администраций и фондов поддержки предпринимательства [1] (Avakov, Zimovets, 2019);

- регион постоянно развивается, создаются новые направления ведения бизнеса (туризм, IT-кластеры и т.д.), что обуславливает наличие вакантных рабочих мест для нуждающихся в трудоустройстве;

- менталитет значительной части жителей региона не позволяет «жить на пособие», посему многие целенаправленно ищут (и находят) собственный источник дохода даже в сложных геополитических и эпидемиологических условиях. Однако справедливости ради не стоит забывать и про скрытую безработицу, обусловленную тем, что часть ищущих работу не заявляют о своем статусе по морально-психологическим причинам [5] (Kolomiets, Marinova, Petrenko, 2020).

С другой стороны, не стоит забывать и про наличие фактов, которые могут способствовать росту безработицы, в том числе следующего характера:

- имеющие место быть антироссийские экономические санкции и вызванный ими экономический кризис;

- некоторое несоответствие предложения и спроса профессионально-квалифицированной рабочей силы;

- наличие сезонной безработицы, причинами которой являются работы в перерабатывающем и сельскохозяйственном секторах;

- низкий уровень конкурентоспособности социально незащищенных слоев населения;

- низкая мобильность населения трудоспособного возраста, которая связана с низким развитием рынка жилья.

Заключение

Проведя анализ влияния пандемии COVID-19 и ее последствий на малое и среднее предпринимательство, спустя два года после введения первых мер поддержки бизнеса и населения авторы приходят к следующим выводам:

1) на протяжении пандемийного периода наблюдался рост темпов трансформации отечественных предприятий из малого бизнеса в микробизнес, то есть люди старались сохранить «свое дело» при одновременном сокращении масштабов деятельности [9] (Petrenko, Zimovets, 2021);

2) значительная часть средств, направленных государством на борьбу с эпидемией, использовалась недостаточно эффективно, что косвенно послужило причиной роста цен в 2021 году;

3) несмотря на осуществляемые правительством меры поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства, в некоторых регионах наблюдался всплеск как числа безработных, так и закрытия малых предприятий, которые больше всего пострадали от пандемии.

Однако несмотря на все пробелы и недочеты, отмеченные авторами по итогам исследования, следует отметить, что правительству все же удалось избежать тотальной паники среди населения, не допустить серии тотальных «локдаунов» и удержать рост уровня безработицы в приемлемом диапазоне.


Источники:

1. Аваков С.Ю., Зимовец А.В. Об эффективности поддержки субъектов предпринимательства органами муниципальной власти // Современная экономика: проблемы и решения. – 2019. – № 7(115). – c. 42-52.
2. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Назаренко В.С., Манасян С.М. Влияние пандемии COVID-19 на реальный сектор экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2135-2150.
3. Зимовец А.В. Ханина А.В. Один год борьбы с коронавирусной пандемией COVID-19: анализ результатов // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 5. – c. 1035-1046.
4. Инфляция на потребительском рынке. Источник: официальный портал Центрального банка России. Электронный Интернет-ресурс. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/statistics/ddkp/macro_sub/ (дата обращения: 19.02.2022).
5. Коломиец М.А., Маринова И.В., Петренко Т.В. Цифровизация экономики и ее влияние на развитие регионального рынка труда // Бизнес. Образование. Право. – 2020. – № 4 (53). – c. 142-147.
6. Отчет министерства финансов РО об исполнении бюджета РО за 2020 год. [Электронный ресурс]. URL: https://zsro.ru/upload/files/download/slaidi_otchet_2020_bidjet.pdf (дата обращения: 19.02.2022).
7. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/accounts?print=1 (дата обращения: 19.02.2022).
8. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/trud3_15-s.xls (дата обращения: 19.02.2022).
9. Петренко Т.В. Зимовец А.В. Кризис предпринимательства в условиях пандемии COVID-19 // Вестник Астраханского государственного технического университета. Серия: Экономика. – 2021. – № 4. – c. 80-86.
10. Петренко Т.В., Ракута Н.В. Исследование кризиса труда с позиций системной экономики. Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского // Экономика и управление. – 2021. – № 4. – c. 79-92.
11. Подопригора М.Г. Замурий Д.В., Германова В.Г. Новые тенденции развития экономики России после пандемии COVID-19 // Российская экономика: взгляд в будущее: Материалы VII Международной научно-практической конференции, Тамбов, 26 февраля 2021 года / Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина. Тамбов, 2021. – c. 281-287.
12. Сколько потратят регионы юга России на борьбу с пандемией. Источник: информационный портал «Российская газета». [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2021/11/09/reg-ufo/skolko-potratiat-regiony-iuga-rossii-na-borbu-s-pandemiej.html (дата обращения: 19.02.2022).
13. Хвастиков А.В. Ростовской области безработица ниже, чем по России. [Электронный ресурс]. URL: https://rostof.ru/articles/v-rostovskoy-oblasti-bezrabotica-nizhe-chem-po-rossii (дата обращения: 20.02.2022).
14. Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/compendium/document/13282 (дата обращения: 19.02.2022).
15. Шаронина Л. В. Анализ состояния малого бизнеса в России в условиях пандемии COVID-19 // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2021. – № 1(128). – c. 27-30.

Страница обновлена: 07.09.2022 в 10:35:59