Корпоративный венчуринг как ключевой драйвер инновационного потенциала бизнеса и экономики

Докукина А.А.1
1 Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 3 (Март 2022)

Цитировать:
Докукина А.А. Корпоративный венчуринг как ключевой драйвер инновационного потенциала бизнеса и экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 3. – С. 1051-1064. – doi: 10.18334/epp.12.3.114315.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48114183
Цитирований: 1 по состоянию на 24.01.2023

Аннотация:
Статья посвящена особенностям корпоративных венчурных фондов и их значению в активизации инновационной деятельности как проекта-объекта инвестиций так и самого инвестора. Обоснована роль корпоративного венчурного капитала в качестве важного элемента современной архитектуры организации и национальной инновационной системы. Сделаны предложения по развитию российского института корпоративного венчуринга с учетом международной практики

Ключевые слова: инновационная деятельность, инвестиции, корпоративные венчурные фонды

JEL-классификация: O31, M13, G24, G32



Введение

Важнейшей движущей силой развития экономики является создание новых продуктов, услуг, технологий или применение подходов, которых раньше не было на рынке, то есть инноваций, а также их коммерциализация.

Инновационные процессы идут не только в корпорациях-гигантах, но и в средних и малых компаниях, проектных группах, стартапах. Деятельность небольших команд, часто очень эффективная в плане интеллектуального потенциала, во многом ограничена отсутствием доступа к широким финансовым и организационным ресурсам. Возможность реализовать нововведение может быть достигнута при участии венчурного капитала.

Субъектом венчурного финансирования может быть как частный инвестор, так и корпорация, осуществляющая инвестиции посредством корпоративного венчурного капитала (КВК, или CVC – corporate venture capital) При этом образуется симбиоз c высокой вероятностью достижения синергетического эффекта: стартап получает деньги на развитие инновации, компания – возврат от инвестиций и возможность внедрить нововведение в собственных целях, экономика наращивает ценность через сотрудничество и конкуренцию, формирует экосистему.

Основу этой публикации составляют материалы исследования особенностей корпоративных венчурных фондов на примере таких организаций, как GS Venture, Индустрия 4.0 и Sistema Venture Capital. Задачи исследования включили изучение теоретических основ корпоративного венчуринга, уточнение мотивации корпораций для создания венчурных фондов, а также выявление характеристик отечественных и зарубежных фондов.

Целью статьи является оценка состояния российского корпоративного венчурного рынка на основании результатов сравнения отечественной и зарубежной практики и раскрытие возможностей развития этого инвестиционного направления в интересах национальной инновационной системы.

Исследование потребовало изучения актуальных публикаций, посвященных современным концепциям устойчивого развития предприятия на основе многоуровневой архитектуры, ключевых компетенций, а также российского и зарубежного рынка корпоративных венчурных инвестиций и определения их особенностей. Были использованы эмпирические методы работы с литературой и экспертными оценками, обобщение опыта, статистический, логический и сравнительный анализ.

Гипотезой выступает предположение о перспективности корпоративного венчурного финансирования в качестве фундамента для развития национальных инновационных платформ.

Проведенный анализ позволил обозначить направления расширения института корпоративного венчуринга с учетом современных концепций развития экосистем и архитектуры предприятия.

Особенности венчурного инвестирования

Специфике работы венчурных фондов посвящено значительное количество публикаций [7, 9, 15] (Kuznetsova, 2016; Gompers, Lerner Joshua, 1999). Большинство авторов определяют венчурное финансирование как рисковое инвестирование в конкретный высокотехнологичный бизнес для обеспечения его роста с целью получения прибыли в результате дальнейшего масштабирования бизнеса.

Важной характеристикой венчурного инвестирования является его связь с инновациями и научно-технической деятельностью – для венчурного инвестора решающим фактором выбора объекта вложений выступает именно оригинальность продукта или технологии. При этом интерес инвестора не ограничивается материальным продуктом, но включает также цифровые продукты, методы маркетинга, организации и так далее. Другими словами, привлечь финансирование потенциально может нововведение любого рода, если оно способно развивать, расширять и коммерциализировать бизнес.

Другой тесно связанный с венчурингом аспект – это высокая степень риска. Слово «венчурный» образовано от английского слова venture и означает попытку, сопряженную с риском, или авантюру. Так, изначально определяется особый характер этого рода инвестиций, и признак вероятностности действительно является их отличительной чертой. Конечно, можно сказать, что любая экономическая деятельность включает элемент непредсказуемости в связи, например, с неполучением выплат от контрагентов, инфляцией, экономическими и юридическими санкциями, форс-мажором и прочими факторами. Однако в данном случае ситуация усугубляется новизной предложения, неоднозначностью реакции рынка и неопределенностью финансового результата.

Помимо прямого финансирования венчурный инвестор часто участвует в развитии и управлении проектом, что позволяет использовать имеющийся опыт работы в новый объект инвестиций. Кроме наличия деловой истории венчурные инвесторы полезны для компаний своими коммуникативными возможностями, пониманием бизнес-среды, а также практикой необходимых маркетинговых действий. Таким образом, венчурные инвестиции – это не только деньги, но и человеческий капитал.

Интерес венчурного капитал, сфокусированный на малых и средних предприятиях, обоснован тем, что последние в наибольшей степени нуждаются во внешнем финансировании и при этом обладают потенциалом достижения высокой доходности.

Обоснованно распространенным подходом к планированию и осуществлению венчурного проекта является его разбиение на этапы, или стадии – от посевной до выхода инвестора из компании. Востребованность подхода обусловлена его гибкостью и мобильностью: стадии не являются обязательными, и реальная программа может отходить от классической последовательности. Однако в любом случае действия реализуются по принципу дробности.

Итак, к основным характеристикам венчурного финансирования относятся: связь с инновациями и научно-техническим прогрессом, высокий уровень риска, важность человеческого ресурса, фокус на малые и средние предприятия, нацеленность на коммерческий успех и дробность процесса.

Специфика корпоративного венчуринга

Отдельное место на рынке венчурных инвестиций занимает корпоративный венчуринг – практика инвестирования через собственный корпоративный венчурный фонд (КВФ) компании, инвестиционная деятельность для которой не является основной.

Термин «корпоративный венчурный капитал» означает часть структуры бюджета и одновременно функцию компании, направленную на обслуживание инвестиций в инновации. Его появление связано с процессами глобализации, ужесточением конкуренции и транснационализацией бизнеса. Современная деловая среда формируется экономикой знаний, которая трудно поддается прогнозированию с использованием проверенных временем алгоритмов и средств технического анализа. И в таких условиях организация должна отвечать вызовам гибких экосистем и тотальной цифровизации, наращивать интеллектуальные активы, соответствовать серьезным экологическим стандартам. Следовательно, бизнесу сегодня нельзя оставаться сосредоточенным исключительно на основном виде деятельности, а необходимо искать разноплановые резервы устойчивого развития. О важности для предприятия внутренних технологических, организационных и управленческих факторов в эпоху ускорения научно-технического прогресса и значении их оптимизации говорили начиная с 80-х годов прошлого века [2] (Bukhvalov, Katkalo, 2012), противопоставляя когнитивность в бизнесе авторитетам уходящей индустриальной экономики.

Деятельность КВФ осуществляется также уже более пятидесяти лет. На первом этапе таким инвестированием интересовались исключительно большие компании – лидеры своих рынков, такие как Microsoft и General Motors, затем проекты на основе корпоративного венчуринга стали применяться более широко. При этом развитие этого инвестиционного направления происходило неравномерно. Вслед за скачком в создании КВФ наступил спад, связанный, по мнению экспертов, с неготовностью бизнеса к потерям от финансовой активности в сферах, часто далеких от основных предпринимательских фокуса. В результате в начале 2000-х годов активность корпоративных венчурных фонов снизилась на 80% [6] (Kasymov, 2014).

Однако регресс оказался непродолжительным, и сейчас практика корпоративного венчуринга активно распространяется. Это объясняется увеличившейся в связи с насыщением и глобализацией рынков конкуренцией: компаниям уже недостаточно производить качественные товары или услуги, им нужно искать новые ниши, разрабатывать инновации, создавать уникальные преимущества. Подобные предпосылки обосновывают и сдвиг в отраслевых объектах венчурного финансирования: если раньше большинство инвестиций приходилось на сферу информационных технологий, то сейчас инвесторы проявляют интерес и к другим секторам, включая производство и сельское хозяйство.

Современной экономической литературой представлен значительный научно-практический материал по вопросам состояния рынка венчурных инвестиций, включая специфику корпоративных фондов [3, 7] (Eremchenko, 2019; Kuznetsova, 2016).

Здесь приведены типы рассматриваемых вложений в соответствии с матрицей Г. Чесброу, изучавшего практику корпоративных венчурных инвестиций (табл. 1) [8, 13] (Chesbrough, 2002).

Таблица 1

Система Чесброу: типы корпоративных венчурных инвестиций



Цель корпоративных венчурных инвестиций
Стратегическая
Финансовая
Связь с операционными возможностями
Сильная
Инвестиции-драйверы
Потенциальные инвестиции
Слабая
Развивающие инвестиции
Пассивные инвестиции
Источник: [8, 13] (Chesbrough, 2002).

Согласно Чесброу, тип инвестиций напрямую зависит от цели вложений и от их связи с операционными возможностями бизнеса.

Инвестиции-драйверы связаны с основной выбранной стратегией компании. Они поддерживают достижение стратегический целей в основном бизнесе, но не имеют отношения к новым нишам, рынкам или бизнес-возможностям. Например, это может быть технологическая инновация на одном из предприятий холдинга.

Потенциальные инвестиции относятся к сферам, которые выходят за рамки основной деятельности компании, но являются необходимыми для ее роста в обозримом будущем. Это вложения на случай изменения рыночной конъюнктуры, которое может привести к необходимости новых решений. Примером потенциальных инвестиций является финансовая поддержка бизнес-единицы в одной из отраслей, связанных с бизнесом, или стартап, действующий в смежных областях.

Развивающие инвестиции носят стратегический характер, но не связаны с операционной деятельностью компании. В эту категорию входят вложения, направленные не производственную деятельность, а на обеспечение ее роста за счет преимущественно нематериальных активов – например, организационные и маркетинговые разработки, проекты по созданию новых дизайнов продуктов, инновационной упаковки и т. п.

Цель пассивных инвестиций заключается в финансовой отдаче посредством размещения средств, не предполагающего активных действий инвестора. Наиболее распространенный подход здесь формирование портфеля ценных бумаг на длительный срок. Такие инвестиции могут вообще быть не связаны с главной производственной стратегией корпорации.

На первый взгляд, цели КВФ совпадают с задачами любой инвестиционной деятельности, обычно классифицируемыми по трем векторам [6] (Kasymov, 2014):

· увеличение дохода;

· увеличение продаж (доли рынка);

· выход на новые рынки благодаря прорывным технологиям.

Вместе с тем учреждение специального инвестиционного подразделения в структуре компании, занимающейся, например, нефтедобычей и природным газом [1], явно предполагает более комплексный функционал, чем дополнительное зарабатывание корпорацией денег. К причинам начинать такую деятельность эксперты относят [1, 9] (Burenina, Prokofeva, 2018).

· формирование экосистемы;

· стратегическое планирование;

· обладание информацией о рыночной конъюнктуре;

· получение финансовой прибыли;

· оптимизация закупок;

· понимание функционирования наиболее технологичных компаний и венчурных капиталистов;

· получение лицензионных технологий.

Подобные задачи требуют внимания не только к внутренней среде компании для активизации собственных инновационных резервов, но и интерес к внешним участникам рынка, перспективным стартапам и даже подающим надежды идеям и людям, не обретшим пока организационно-правовой статус с точки зрения формы предпринимательской деятельности.

Основными отличиями КФВ от традиционной инвестиционной деятельности компании являются [12]:

· высокая степень независимости фонда от менеджмента компании (или компаний) – основателей, что обеспечивает диверсифицированный подход к работе с новыми проектами и стартапами;

· преимущественная ориентированность на реализацию инновации и ее социальную значимость по сравнению с доходностью инвестиций;

· сокращение расходов по работе фонда за счет эффекта масштаба в покрытии затрат инвесторами или их окупаемость вследствие успешной деятельности КВФ;

· возможность выхода за рамки традиционной стратегии корпорации и освоение потенциала инвестиционной активности по параметрам географического характера, стадии развития проектов, отраслевой принадлежности;

· отсутствие обычной для менеджмента корпорации нацеленности и на приобретение новой технологии как можно дешевле. Напротив, КВФ заинтересован в продаже созданного актива максимально дорого, и это логика позволяет ему принимать свободные от сиюминутных амбиций инвестиционные решения.

Аспектам взаимодействия зрелых компаний и стартапов с позиций всех участников венчурных проектов сегодня посвящено немало исследований. Авторы анализируют взаимные выгоды и критические моменты. Среди преимуществ для новичков выделяют профессиональную оценку жизнеспособности продукта, ускорение технологической разработки, помощь с выходом на рынок, потенциальный экзит посредством продажи стартапа инвестору, доступ к организационным, инфраструктурным и интеллектуальным ресурсам корпорации и многое другое [9].

К обстоятельствам, препятствующим успеху корпоративных венчурных фондов, относят неверное понимание цели венчурного корпоративного фонда, низкий уровень культуры инноваций, ориентацию на краткосрочные цели, недооценку факторов чувствительности проекта [15] (Gompers, Lerner Joshua, 1999).

Результаты деятельности зарубежных корпоративных венчурных фондов, примерами которых являются такие компании, как Microsoft Ventures, NGP Capital, Baidu Ventures и GV (Google Venture), Intel Capital, BMW iVentures, демонстрируют их высокую результативность в наращивании ключевых конкурентных преимуществ и деловой синергии. В докоронакризисные времена ими проводилось до 20% от всех венчурных сделок в мире. В 2016 г. было создано 108 фондов, а уже в первой половине 2017 появилось еще 102; в этот же период более 250 корпоративных венчурных фондов вложили в общем 26 млрд долларов в стартапы разных стадий в рамках 1400 сделок. При этом достаточно распространена практика, когда корпорации, не являющиеся прямыми конкурентами, участвуют в одном фонд [12]. Это дает возможность финансировать, например, технологию, которая решит задачи сразу нескольких инвесторов фонда или простимулирует развитие экосистемы, благоприятной для многих игроков.

Российская действительность поддержки молодых участников инновационного бизнеса в большей мере представлена акселераторами и бизнес-инкубаторами, которые обеспечивают стартаперов консалтинговой поддержкой, помогают с продвижением и подбором возможных источников средств. Бизнес-акселератор – это, как правило, краткосрочная программа (2–6 месяцев) интенсивного развития стартапа, быстрой экспертизы и помощь в поиске инвестора. Инкубатор направлен на доведение идеи до готового к продаже продукта. Однако оба способа, по мнению экспертов, это скорее учебно-практические курсы для предпринимателей, получивших неэкономическое образование [11]. Рынок же венчурных инвестиций, несмотря на некоторые поступательные движения (в частности, деятельность Российской ассоциации венчурного инвестирования [2] и входящей в нее Российской венчурной компании [3] и), находится на стадии становления.

Российская и международная практика российского венчуринга: общие характеристики и различия

Попытка оценить состояние и потенциал использования корпоративного венчурного капитала в России опирается на анализ отечественных компаний – представителей корпоративного венчуринга в сравнении с зарубежными фондами. В качестве объектов выступили три российские (GS Venture, Индустрия 4.0, Sistema Venture Capital) и три иностранные компании (NGP Capital, Baidu Ventures, GV). Главными признаками отбора объектов исследования стали такие факторы, как время их создания (не ранее 2000 г.), а также приоритеты и направления инвестирования.

Анализ проводился по материалам доступных источников информации о компаниях, являющихся публичными и, следовательно, раскрывающих сведения о своей деятельности, а также по публикациям авторитетных организаций, отвечающих за рейтинги и экспертные заключения (Forbes, ИНВЕСТ.РФ). Некоторые полученные данные представлены в таблице 2

Таблица 2

Примеры и характеристики российских и зарубежных КВФ

Название
Фона
Параметры
Страна
Год основания
Приоритетные области инвестиций
Виды поддержки
Размер
GS Venture
Россия
2013
· телевидение (телевизионный контент, спутниковое телевидение и т. д.);
· производство (в т. ч. потребительской техники);
· разработка игровой электроники и контента,
· разработки в области Интернета вещей
· финансирование;
· маркетинг;
· вывод продуктов и технологий на рынок;
· производственные мощности;
· услуги контрактного производства электроники на базе дочерней компании холдинга
1,5 млрд руб.
Индустрия 4.0
Россия
2018
· промышленные решения в области робототехники;
· больших данные;
· искусственный интеллект; интернет вещей;
· новые производственные технологии и материалы;
· дополненная и виртуальная реальность;
· кибербезопасность
· финансовая, производственная и маркетинговая поддержка стартапов; интеграция новых технологий (при условии успешного запуска) в цепочку поставок Группы компаний «Ростех» и партнеров
5 млрд руб.
Sistema Venture Capital
Россия
2016
· наукоемкие, сложно копируемые технологии – deep tech (искусственныӗ интеллект, машинное обучение; компьютерное зрение и когнитивные технологии);
· образование;
· сельское хозяйство; электронная коммерция
· производстве и организации команды.
· масштабирование компании, расширение рынка, поиске новых ниш.
· на стадии follow-ons –
выходу на масштабы массового производства и укрепление финансовых результатов
10 млрд руб.
NGP Capital
Финляндия
2005
· технологии искусственного интеллекта, применимые на производствах;
· доступный «умный» транспорт и инфраструктура;
· мобильные технологии (в т. ч. 5G)
финансовая, маркетинговая, производственная и бизнес-поддержка компаний на стадии роста
$1,2 млрд долл.
Baidu Ventures
Китай
2017
· технологии искусственного интеллекта;
· биотехнологии
· финансирование;
· формулировании стратегии;
· выход на рынки США и Китая;
· техническое и бизнес-консультирование;
· погружение основателей стартапа в бизнес-среду
500 млн долл.
Google Venture
США
2009
стартапы на любых стадиях развития и в любых секторах, как в B2B так и B2C
· финансирование;
· исследование рынка;
· разработка стратегии
5 млрд долл.
Источник: составлено автором.

Сопоставление этих и других свойств российских и иностранных КВФ позволило увидеть совпадения и различия черт, определяющих специфику их работы. Кроме этого, выявлены факторы, на первый взгляд равно соответствующие обеим исследуемым категориям фондов, однако в силу некоторых аспектов не поддающиеся однозначной классификации как сходство или различие.

Таблица 3

Обобщенное сравнение особенностей российских и зарубежных КВФ

Сходства
Различия
Спектр направлений поддержки
Помимо финансовой помощи все фонды оказывают организационное содействие. Дополнительные услуги чаще всего связаны с маркетингом (продвижением на рынке), технологической поддержкой (предоставление технологий, специалистов, доступа к лабораториям, консультирование), бизнес-помощь (нетворкинг, бизнес-планирование, операционный менеджмент).
Размер фонда
Зарубежные КВФ крупнее российских с финансовой точки зрения
Тип вложений (по матрице Чесброу, см. табл. 1)
1. Инвестиции-драйверы – наиболее распространенный тип вложений. КВФ отдают предпочтение проекта, которые могут быть полезны именно на том рынке, где работает компания-учредитель.
2. Развивающие инвестиции, цель которых состоит в диверсификации и эмерджентности.
Потенциальные инвестиции не входят в приоритеты отечественных КВФ.
Пассивные инвестиции не представлены практикой ни российских, ни зарубежных фондов
География портфеля
Зарубежные КВФ отличаются более широким региональным диапазоном своих операций. К наиболее перспективным относятся Китай и Япония. Российские фонды в основном ориентируются на внутренний рынок
Направления инвестирования по секторам экономики
Интернет-технологии, искусственный интеллект, работа с большими данными с охватом применения от тяжелой промышленности до потребительских услуг
Экзит-стадия развития стартапа (выход)
Практика успешного выхода из-под управления КВФ (биржу, сделки слияний и поглощений) свойственно преимущественно иностранным игрокам. На российском рынке таких кейсов пока мало
Значение инвестируемой инновации для собственных целей корпорации
Несмотря на близость предпочтений по типам инвестиций, российские КВФ ориентированы на инвестиции-драйверы, т. е. проекты, соответствующие основной деятельности корпорации. Иностранные КФВ больше нацелены на развивающие инвестиции
Приоритетные отрасли в рамках сектора экономики
Схожие приоритеты инвестиционных инициатив в отношении сектора экономики варьируются по отраслевому признаку. Отечественные КВФ нацелены на прямую или опосредованную инновационную поддержку тяжелой промышленности и материального производства. Зарубежные организации ориентируются на образование, предпринимательство, торговлю, консалтинг. Российские КВФ видят перспективность стартапы с инновациями в B2B-технологии; за рубежом устойчивое развитие связывается с моделью B2C
Источник: составлено автором.

Кроме приведенных выше моментов следует обратить внимание на такие особенности российского корпоративного венчурного капитала, как преобладание интереса к нему со стороны финансовых организаций (Сбербанк, Qiwi, Банк Санкт-Петербург), фармацевтических компаний (Фармстандарт, Р-Фарм) и корпораций в сфере технологий, медиа и телекоммуникаций (Mail.ru, IBS, Ростелеком и Softline). Так, к первым проектам финансирования независимых венчурных фондов со стороны российских компаний стал MoneyTree Ventures, частично проинвестированный Сбербанком.

На этом фоне заметно, что игроки нефтяной, химической и машиностроительной отраслей воздерживаются от создания КВФ. Известен опыт компании «Татнефть», которая выступила инвестором фонда прямых инвестиций New Russian Growth. Однако в целом организации, традиционно определяющие экономический профиль России, не спешат активизировать корпоративный венчурный капитал, хотя еще в 2017 г. в ходе Петербургского международного экономического форума на самом высшем уровне звучали предложения о необходимости активного использования преимуществ КВФ высокотехнологичными российским компаниям, такими как «Ростех», «Роскосмос», ОАК, ОСК, «Росатом», и создания корпоративных подразделений для предметной работы со стартапами, а также венчурных фондов для финансирования проектов [12].

Отдельный комплекс ограничений связан с недостаточной проработанностью концепций экономической безопасности, сохранением собственных конкурентных преимуществ и уникальных знаний на фоне активного взаимодействия инвестора и объекта инвестиций – например, если это взаимодействие строится по стратегиям открытых инноваций.

Заключение

Исследование показало, что российские корпоративные венчурные фонды находятся на начальном этапе развития и характеризуются сравнительно небольшим финансовым ресурсом, немногочисленным инвестиционным портфелем, географической и отраслевой ограниченностью.

Вместе с тем нацеленность на модель инвестиций-драйверов, расширенная поддержка стартапов, выходящая за пределы исключительно финансовых схем, а также некоторое родство фокусных индустрий сближают вектор развития отечественного корпоративного венчуринга с международной практикой.

В качестве рекомендаций по развитию национальной системы корпоративного венчурного финансирования и сокращению разрыва с иностранными примерами можно предложить следующее:

· совершенствование правовой базы, регулирующей процессы экономики знаний, катализаторами которой являются интеллектуальные активы и цифровизация, его создание и управление, включая деловую безопасность, вопросы этики, социальной и экологической ответственности [4, 5] (Kazantseva, Kazantsev, 2021; Kalenov, 2021);

· стимулирование наращивания числа КВФ, в т. ч. через программы поддержки конкуренции и развития корпоративных стандартов;

· диверсификация инвестиционных портфелей КВФ с целью перехода к модели развивающих инвестиций;

· разработка детальных программ и дорожных карт по взаимодействию стартапов и крупного бизнеса, а также внедрению инноваций в производство;

· развитие культуры инноваций на предприятиях, направленной на формирование имиджа бизнес-инкубаторов, банков идей, лабораторий, открытых проектов как органичных элементов архитектуры организации и ее экосистемы [10] (Pimenov, Kudryavtsev, 2019).

Институт корпоративного венчуринга отвечает интересам всех участников рынка в условиях цифровой трансформации экономики: небольших команд, способных создать и коммерциализировать инновацию; корпораций, заинтересованных в новых решениях и ведении успешной инвестиционной деятельности; страны, поддерживающей эффективную национальную инновационную систему.

[1] Например, компания Shell Technology Ventures Fund британо-нидерландской нефтегазовой компании Shell, одним из проектов которой является инвестирование в разработку блокчейн-систем для создания маркетплейса возобновляемых источников энергии [14].

[2] Российская ассоциация венчурного инвестирования (РАВИ) – первая в России профессиональная организация, объединяющая ведущих игроков российского рынка прямых и венчурных инвестиций. URL: http://www.rvca.ru.

[3] АО «Российская венчурная компания» (АО «РВК») – государственный фонд фондов и институт развития венчурного рынка Российской Федерации. URL: https://rusventure.ru.


Источники:

1. Буренина И. В. Прокофьева П. Е. Развитие сегмента возобновляемой энергетики в иностранной нефтяной компании (на примере Royal Dutch Shell) // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. – 2018. – № 6 (112). – c. 35.
2. Бухвалов А. В., Катькало В. С. От истоков исследований менеджмента к будущим парадигмам: анализ инновационных компаний // Российский журнал менеджмента. – 2012. – № 4. – c. 49-60.
3. Еремченко О. Е. Корпоративное венчурное финансирование: глобальные тренды и оценка перспектив России // Экономика науки. – 2019. – № 2. – c. 114–128.
4. Казанцева С. Ю., Казанцев Д. А. Енденции развития нормативного правового регулирования искусственного интеллекта, роботов и объектов робототехники в Российской Федерации в сфере финансового контроля // Экономика и предпринимательство. – 2021. – № 6(131). – c. 1279-1282.
5. Каленов О. Е. Цифровые возможности и угрозы организации в условиях новой экономики // Вестник Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова. – 2021. – № 3(117). – c. 66-75.
6. Касымов А. Ш. Корпоративные венчурные инвестиции // Вестник Московского университета. Серия 21: Управление (государство и общество). – 2014. – № 4. – c. 73-88.
7. Кузнецова М. В. Пути повышения эффективности венчурного финансирования инновационных проектов. - Москва: Общество с ограниченной ответст-венностью «Научно-издательский центр ИНФРА-М», 2016.
8. Минервин. Чесброу Х.У. эффективное применение корпоративного венчур-ного капитала. Chesbrough H.W. making sense of corporate venture capital // Harvard business Rev. Boston, 2002. Vol. 80, n 3. P.90-99. // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 2: Экономика. Реферативный журнал. – 2003. – № 4. – с. 103-108
9. Мысловский П. Тренд: корпоративные венчурные фонды. Что о них стоит знать?. [Электронный ресурс]. URL: https://rb.ru/story/korporativnyj-venchurnyj-fond/ (дата обращения: 03.02.2022).
10. Пименов В. В., Кудрявцев Г. И. Об архитектуре как системном подходе к развитию предприятия при цифровой трансформации бизнеса // Экономические стратегии. – 2019. – № 7(165). – c. 106-117.
11. Тимохина Е. Инкубатор в России – это бизнесовый ликбез для студентов. [Электронный ресурс]. URL: https://kontur.ru/articles/1132 (дата обращения: 06.02.2022).
12. Тропко В. Не повторить судьбу динозавров: зачем стартапы и корпоративные венчурные фонды друг другу. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/tehnologii/350909-ne-povtorit-sudbu-dinozavrov-zachem-startapy-i-korporativnye-venchurnye-fondy-drug (дата обращения: 03.02.2022).
13. Chesbrough H. W. Making sense of corporate venture capital // Harvard Business Review. – 2002. – № 80(3). – p. 90–99.
14. Global Supply Model. [Электронный ресурс]. URL: https://www.shell.com/energy-and-innovation/the-energy-future/scenarios/shell-scenarios-energy-models/global-supply-model.html (дата обращения: 04.02.2022).
15. Gompers P.A., Lerner Joshua The Venture Capital Cycle. - MIT Press, 1999.

Страница обновлена: 24.01.2023 в 09:00:46