Оптимизация пространственного размещения производств как база развития периферийных регионов

Авцинова А.А.1, Макаров И.Н.1
1 Липецкий казачий институт технологий и управления (филиал) ФГБОУ ВО «Московский государственный университет технологий и управления имени К.Г. Разумовского (Первый казачий университет)», Россия, Липецк

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 9 (Сентябрь 2021)

Цитировать:
Авцинова А.А., Макаров И.Н. Оптимизация пространственного размещения производств как база развития периферийных регионов // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 9. – С. 2121-2132. – doi: 10.18334/epp.11.9.112417.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46670061

Аннотация:
Статья посвящена вопросам оптимизации пространственного размещения производств в контексте формирования основы для развития периферийных регионов. В статье рассматривается динамика социально-экономического развития Сибири и Дальнего Востока. Рассматриваются возможные стратегии развития данного региона, включая крупные инфраструктурные проекты и строительство новых городов. Обосновывается, что размещение и развитие производительных сил является по своей сути общенациональной задачей, слабо регулирующейся рынком и предполагающей государственного воздействия.

Ключевые слова: пространственное размещение, территориальное развитие, периферийные регионы, социально-экономическое развитие

JEL-классификация: R11, R12, R13



«Российское могущество прирастать будет Сибирью и Ледовитым океаном»

М.В. Ломоносов

Введение

В настоящее время одной из основных и насущных проблем экономического развития является дифференциация регионов по уровню социально-экономического развития.

Актуальность этого вопроса связана с неравномерностью размещения производительных сил в отечественной экономике и назревшей потребностью в определении и активном использовании инструментов, стимулирующих сбалансированное развитие регионов.

Развитие периферийных регионов, в особенности отдаленных районов Дальнего Востока и Сибири, является задачей стратегической важности, решение которой необходимо для обеспечения национальной безопасности.

Вопросам размещения производств и моделей пространственного развития регионов посвящены публикации Адамеску А. [2] (Adamescu, 2017), Мыльникова Е.М., Нагибина Н.П., Якупова О.В. (Mylnikova, Nagibina, Yakupova, 2019), Валиева Б.Б. [4] (Valiev, 2015), Головановой С.В. [5] (Golovanova, 2008), Дробот Е.В. [18, 19] (Drobot, Makarov, Yarikova, 2019; Makarov, Drobot, Avtsinova, Filonenko, 2019), Макарова И.Н. [18, 19] (Drobot, Makarov, Yarikova, 2019; Makarov, Drobot, Avtsinova, Filonenko, 2019) и др. Вопросы неравенства и периферийной экономики рассматривались в работах таких авторов, как Фенин К.В. [10] (Fenin, 2019), Тагаров Б.Ж. [9] (Tagarov, 2020), устойчивость регионального развития и институциональная среда управления являлись предметом исследования Рабкина С.В. [7] (Rabkin, 2021), Бородкиной В.В. [3] (Borodkina, 2014).

Для большинства экономистов и историков не является секретом, что отличительной особенностью современного этапа развития нашей страны, кардинально противоречащего специфике пространственного развития времен Российской империи и тем более послевоенного Советского Союза, является существенное центростремительное движение населения при сопровождающем данное движение угасании периферийных территорий и усилении неоднородности развития территорий.

Вопрос преодоления дифференциации регионов страны по уровню социально-экономического развития является крайне важным для государства. Дифференциация регионов проявляется по целому ряду признаков и векторов: между регионами центра и периферии, западом и востоком, севером и югом, Москвой и остальными регионами.

На рисунке 1 представлена плотность населения в субъектах Российской Федерации.

По состоянию на 1 января 2021 года средняя плотность населения в России составила 8,54 чел./км². Самая низкая плотность населения среди субъектов Российской Федерации – в Чукотском автономном округе (0,07 чел./км²). Самая высокая – в городах федерального значения: Москве (4941,45 чел./км²), Санкт-Петербурге (3837,73 чел./км²), Севастополе (590,27 чел./км²) [1].

Рисунок 1. Плотность населения в регионах России (2021 г.), чел./км2

Источник: [17].

На рисунке 2 представлена динамика среднегодовой численности населения по федеральным округам за период 2005–2019 гг. В Приволжском, Сибирском и Дальневосточном федеральных округах отмечается существенное сокращение численности населения [12] (Dolmatov, Dolmatova, 2017). В относительных величинах «лидирует» ДФО, где сокращение достигло 4,85%, затем идет ПФО – 4,01% и СФО – 1,96%. В абсолютных величинах ситуация несколько иная: ПФО – сокращение на 1 223,5 тыс. чел, ДФО – 417,1 тыс. чел, СФО – 342,9 тыс. чел.

Рисунок 2. Среднегодовая численность населения, тыс. чел (правая шкала) и темпы роста среднегодовой численности населения, % (левая шкала) по федеральным округам

Источник: составлено авторами по [8].

Следует отметить, что численность населения в вышеуказанных округах сокращается как вследствие естественной убыли, так и по причине отрицательного миграционного прироста (рис. 3).

Рисунок 3. Вклад естественного прироста и миграционного прироста в изменение численности населения (2019 г.), чел.

Источник: составлено авторами по [8].

Отрицательный миграционный прирост становится следствием, с одной стороны, наличия проблем в регионах, которые становятся причиной оттока населения, с другой стороны, оказывает влияние и снижение потока въезжающего населения. Причина второго явления может заключаться в снижении привлекательности территории. Например, если раньше в сибирские регионы население перебиралось в расчете на высокие зарплаты, то сейчас в целом можно отметить снижение конкурентоспособности регионов Сибири и Дальнего Востока в части зарплат и надбавок. Таким образом, происходит отток населения, и в первую очередь трудоспособного населения. Как результат – предприятия региона испытывают потребность в кадрах.

Рисунок 4. Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников организаций (2019 г.), руб.

Источник: составлено авторами по [8].

Низкие зарплаты также влияют и на отток населения. Ответом на это должно стать создание высокопроизводительных рабочих мест с достойной заработной платой. Помимо стремления заработать больше, на миграцию влияет и желание населения улучшить качество жизни.

При этом нельзя забывать и о высоком уровне дифференциации по уровню социально-экономического развития внутри самих регионов. В отдаленных районах зачастую большими темпами сокращается рождаемость и растет смертность, депрессивные районы имеют значительно большую долю бедного населения. Усиливается внутренняя миграция в регионах, растет число малочисленных населенных пунктов, вымирают деревни и поселки. Существенный отток населения обостряет проблему обеспечения кадровой безопасности на уровне фирм, муниципальных образований и целых регионов.

Бытовавшее во времена переходных реформ, да и встречающееся и сейчас мнение о том, что рынок будет самостоятельно и успешно регулировать все экономическое отношения, в том числе и межрегиональные, привело к усилению межрегиональной конкуренции в ненужной плоскости.

Размещение и развитие производительных сил является по своей сути общенациональной задачей, при этом территориальное развитие и территориальное разделение труда должно быть основано на территориальном регулировании, которое может иметь различную форму.

В качестве механизмов могут использоваться: законодательное регулирование, прогнозирование, планирование и программирование развития экономики региона, перераспределение национального дохода посредством бюджетной системы, реализация целевой региональной политики.

Выявление факторов, определяющих направление развития регионов и построение на основе подобного анализа индивидуальных стратегий социально-экономического развития территорий, предполагает сбалансированную политику комплексного территориального развития, основанного на прогнозировании и программировании и синергетических эффектах от сочетания мер государственного регулирования и стимулирующего влияния рыночных механизмов.

Амбициозно звучит предложение министра обороны России Сергея Шойгу о создании в Сибири нескольких новых городов – крупных научно-промышленных, экономических центров [13].

Реализация подобных проектов, при условии ее высокой эффективности, может позволить стабилизировать ситуацию, а в будущем, возможно, и преломить, конечно, при условии создания соответствующей инфраструктуры, развития высокотехнологичных производств и высокопроизводительных рабочих мест и высокого уровня развития социальной сферы в регионе.

Примечательно, что, по данным URA.RU [14], первый проект по созданию нового города в Сибири планируется к реализации уже в 2022 г. Потенциальным местом создания называется Минусинская котловина, где, как отмечают эксперты, уже частично создана инфраструктура, существующие города имеют потенциал роста, реализуются ряд инвестпроектов и имеется возможность создания кластеров.

Со ссылкой на свои источники URA.RU отмечает, что стратегия развития Сибири разрабатывается в том числе на основе замыслов еще царских и советских времен. В качестве флагманского проекта подобной стратегии называется создание в регионе решетки железных дорог по аналогии с проектами И.В. Сталина по пересечению ж/д путей с запада на восток и с севера на юг.

В рамки этой концепции хорошо укладывается идущая модернизация БАМа и Транссиба. Даже негативные последствия пандемии не затронули процессы, а пересмотр Правительством инвестиционной программы развития железнодорожной инфраструктуры на 2021 г. не затронул расходы на БАМ и Транссиб.

Большое значение играет Восточный полигон, обеспечивающий транспортировку грузов в страны АТР. Развитие грузоперевозок на данном направлении ограничивается как раз таки пропускной способностью участков магистралей.

Буквально на днях, в августе 2021 г. был дан старт реконструкции северо-восточной хорды БАМа. Планируется проложить 340 км пути, что должно способствовать преодолению существующих логистических ограничений и развитию транзитного потенциала региона.

Вопросы транспортного сообщения между востоком и западом страны являются актуальным направлением на протяжении нескольких столетий.

Первый проект постройки тихоокеанской железной дороги, которая бы пролегала через северную оконечность Байкала, был разработан Русским техническим обществом еще в 1888 году. Строительство БАМа началось еще задолго до Великой Отечественной войны, но, конечно же, масштаб Всесоюзной стройки БАМ приобрел в 1974 году. На рисунке 5 представлено географическое положение БАМа.

https://cdni.rt.com/russian/images/2021.08/original/61150cccae5ac935910e96d0.jpg

Рисунок 5. Географическое положение БАМа

Источник: [16].

Таким образом, расширение БАМа будет способствовать повышению надежности сообщения по направлениям «восток – запад», а также позволит наращивать объемы грузоперевозок и товарооборота со странами АТР.

Однако в большинстве своем речь идет об экспорте природных ресурсов, что не соответствует необходимой перестройке экономики от сырьевой модели к инновационному развитию.

Необходимым является проведение новой индустриализации в масштабах всей страны и тем более в Сибири и на Дальнем Востоке. От экспорта сырья необходимо перейти к обработке и производству продукции высоких переделов. Это требует разработки программ восстановления промышленности и развития, программ привлечения трудовых ресурсов и их последующего закрепления за счет значительного повышение уровня и качества жизни населения.

При этом повышение качества жизни должно быть непременно обеспечено транспортной связанностью территорий, физической и, что не менее важно, ценовой доступностью пассажирских перевозок и перелетов.

Не менее важным является вопрос сохранения экологии, ликвидации накопленного ущерба, совершенствования системы обращения с отходами, сокращения выбросов, особенно при планировании будущего роста промышленного производства.

Возвращаясь к вопросу пространственного размещения производств, помимо традиционных факторов, таких как развитая база основного ресурса, трудовые ресурсы, районы потребления, источники энергии, выход на экспортные рынки, необходимо учитывать и такие факторы, как возможность информационного обмена между экономическими агентами, что особенно важно для инновационной деятельности и может объяснять концентрацию производства; эффекты внутреннего рынка региона; вертикальные связи, существующие между отраслями.

Заключение

Таким образом, можно сформулировать следующие направления деятельности по развитию периферийных регионов: проведение новой индустриализации с учетом перспективной специализации районов и в рамках ориентации на производство продукции верхних переделов, создание высокопроизводительных и высокооплачиваемых рабочих мест, обеспечение транспортной связанности территорий и повышения качества жизни населения.

[1] Росстат. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/12781?print=1 (дата обращения: 01.09.2021).


Источники:

1. Абдуллаев Д.М. Опыт пространственно-территориального развития Европейского континента в контексте проектного планирования и управления // Экономические отношения. – 2015. – № 3. – c. 50-55.
2. Адамеску А. Советский опыт регулирования территориального развития (критический анализ) // Экономист. – 2017. – № 3. – doi: 62-70.
3. Бородкина В.В. Оценка устойчивости территориального развития // Экономика, предпринимательство и право. – 2014. – № 2. – c. 31-38. – doi: 10.18334/epp.4.2.403.
4. Валиев Б.Б. Развитие теорий размещения производств и моделей пространственного развития регионов // Проблемы и перспективы социально-экономического развития регионов: материалы Всероссийской научно-практической конференции. Киров, 2015. – c. 118-123.
5. Голованова С.В. Эндогенное изменение концентрации и территориального размещения производства в России. / Препринт WP1/2008/01. - М.: ГУ ВШЭ, 2008. – 40 c.
6. Мыльникова Е.М., Нагибина Н.П., Якупова О.В. Модель привлекательности территории – «многоугольник территориальной привлекательности» // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 1321-1328. – doi: 10.18334/eo.9.2.40662.
7. Рабкин С.В. Институциональная среда регионального управления: современные вызовы социально-экономической безопасности территориального развития // Экономическая безопасность. – 2021. – № 1. – c. 89-100. – doi: 10.18334/ecsec.4.1.110851.
8. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2020. / Стат. сб. / Росстат. - М., 2020. – 1242 c.
9. Тагаров Б.Ж. К вопросу о «периферийной» структуре российской экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 12. – c. 2921-2932. – doi: 10.18334/epp.10.12.111209.
10. Фенин К.В. Теоретическое исследование концептуального содержания двух фундаментальных подходов к интерпретации динамики территориального экономического неравенства // Экономические отношения. – 2019. – № 1. – c. 339-352. – doi: 10.18334/eo.9.1.39924.
11. Белов А.В. К вопросу о пространственном размещении факторов производства в современной России // Пространственная экономика. – 2012. – № 2. – c. 9-28.
12. Долматов С.Н., Долматова Т.В. Демографическая ситуация в Сибири и на Дальнем Востоке как фактор ограничения темпов развития лесной и химической промышленности // Сибирский медицинский журнал (Иркутск). – 2017. – № 4. – c. 27-30.
13. Материал РБК: Шойгу предложил построить в Сибири города-миллионники и перенести столицу. Statdata.ru - сайт о странах и городах. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/politics/05/08/2021/610c0dc49a79475818b2d7f0 (дата обращения: 01.09.2021).
14. Материал URA.RU: Первый новый город от Шойгу построят на границе двух регионов. Statdata.ru - сайт о странах и городах. [Электронный ресурс]. URL: https://ura.news/articles/1036282834 (дата обращения: 01.09.2021).
15. Нуттунен П.А. Многомерность как принцип системности экономических отношений в процессе пространственного обустройства сельских территорий // Известия СПбГАУ. – 2018. – № 3 (52). – c. 158-164.
16. Официальный сайт РЖД. [Электронный ресурс]. URL: https://cargo.rzd.ru/ (дата обращения: 01.09.2021).
17. Россия: карта плотности населения России по регионам. Statdata.ru - сайт о странах и городах. [Электронный ресурс]. URL: http://www.statdata.ru/karta/plotnost-naseleniya-rossii-po-regionam.
18. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Ярикова Е.В. Пространственное развитие России: проблемы дифференциации в условиях глобализации // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 855-866. – doi: 10.18334/eo.9.2.40811.
19. Макаров И.Н., Дробот Е.В., Авцинова А.А., Филоненко Н.Ю. Пространственное развитие России: проблемы межрегиональной дифференциации // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2953-2964. – doi: 10.18334/eo.9.4.41347.

Страница обновлена: 08.04.2022 в 11:01:10