Угрозы устойчивому развитию отраслей развивающихся стран в системе «центр – периферия»

Тагаров Б.Ж.1
1 Байкальский государственный университет, Россия, Иркутск

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 4 (Апрель 2021)

Цитировать:
Тагаров Б.Ж. Угрозы устойчивому развитию отраслей развивающихся стран в системе «центр – периферия» // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 4. – С. 773-784. – doi: 10.18334/epp.11.4.111958.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=45714401

Аннотация:
Глобализация экономики создает угрозы для отраслей развивающийся стран при выходе на глобальный рынок, на котором уже находится компании из стран-лидеров. В данной статье рассматриваются особенности центр-периферийных отношений и угрозы, которые эти особенности создают для устойчивого развития отраслей «периферии». Отдельно выде-ляются факторы, влияющие на опасность данных угроз для обрабатывающих отраслей промышленности, к которым автор относит степень наукоемкости продукции, зависимость производства от местных факторов производства и силу эффекта экономии от масштаба в конкретной отрасли. Определяется влияние процесса цифровизации экономики на уровень подобных угроз

Ключевые слова: система «центр-периферия», устойчивое развитие, глобализация, конкурентоспособность, отрасль



Введение

Процесс глобализации экономики как на международном, так и на национальном уровне, несмотря на очевидное положительное влияние на уровень жизни мирового сообщества в целом, создал и ряд проблем, в особенности в области взаимоотношений развивающихся территорий с развитыми. Появление экономических систем с центр-периферийной структурой позволяет относительно отсталым регионам перенимать технологии, но вместе с тем ставит под угрозу устойчивое развитие собственных отраслей производства, особенно наукоемких. Данная угроза может негативно сказаться не только на экономике, но и на социальных и экологических аспектах развития региона или страны.

Актуальность данной проблемы породила целый ряд работ, исследующих влияние пространственной концентрации ресурсов в «центре» на устойчивость периферийных отраслей, а также специфику подобного рода взаимодействий в условиях цифровизации экономики. Наибольший вклад в данную область знаний внесли такие зарубежные и отечественные ученые, как А. Маршалл [1] (Marshall, 1993), У. Рейли [2] (Reilly, 1931), С. Харрис [3] (Harris, 1954), Ф. Перру [4] (Perru, 2007), Т. Хагерстранд [5] (Hagerstrand, 1954), Д. Фридман [6] (Friedmann, 1966), П. Кругман [7] (Krugman, 1991), Э. Венейблс [8] (Venables, 1996), М. Фуджита [9] (Fujita, Mori, 1996), Э. Райнерт [10] (Raynert, 2011), М. Портер [11] (Porter, 1987), О. Грицай, Г. Иоффе, А. Трейвиш [12] (Gritsay, Ioffe, Treyvish, 1991), А. Пилясов [13] (Pilyasov, 2007), О. Кузнецова [14] (Kuznetsova, 2018), В. Удалов, А. Колобов [15] (Udalov, Kolobov, 2011), Н. Гурьянов [16] (Guryanov, Guryanova, 2020), И. Стрелкова [17] (Strelkova, 2020), А. Шалак [18] (Shalak, 2021), С. Холмовский [19] (Kholmovskiy, 2020), С. Чупров [20] (Chuprov, 2020), В. Исламутдинов [21] (Islamutdinov, 2020) и др.

Целью настоящей работы является определение угроз для устойчивости периферийных отраслей, порождаемых глобализацией экономики.

К элементам научной новизны исследования можно отнести выделение факторов, определяющих уровень опасности подобных угроз, а также влияние на них процесса цифровизации экономики.

Понятие устойчивости отрасли

Внедрение концепции устойчивого развития, основные принципы которой разрабатываются экспертами Организации Объединенных Наций (ООН) [22], становится все более актуальным вопросом для мирового сообщества. Поэтому практические все страны мира, как развитые, так и развивающиеся, ориентируются на нее при создании национальных стратегий развития [1].

Общая идея данной концепции заключается в необходимости ориентации человечества не только на экономический рост, но и на решение социальных и экологических проблем. Естественно, каждое государство, отражающее ее цели в своих программах, учитывает свои возможности, интересы и особенности экономики, социума и территории.

Цели «устойчивого развития» на уровне национальной отрасли, стоящие перед правительством и отраслевыми сообществами, отличаются от целей, реализуемых на международном и общегосударственном уровнях, в том плане, что экономический аспект ее функционирования является определяющим относительно остальных. Дело в том, что если ограничения, наложенные необходимостью следования определенным социальным и экологическим стандартам, снижают конкурентоспособность отрасли, то ее дальнейшее развитие становится возможным только в условиях защиты государством. При этом условием выполнения таких целей устойчивого развития, как создание новых рабочих мест, борьба с бедностью и переход на ресурсосберегающие технологии, будет успешный рост отрасли в экономическом понимании.

Поэтому под устойчивым развитием национальной отрасли мы будем понимать стабильный рост добавленной стоимости, создаваемой в национальной отрасли за счет качественного повышения ее конкурентоспособности относительно зарубежных конкурентов и других отраслей, с учетом выполнения целей устойчивого развития, установленных на уровне страны в целом.

Понятие центр-периферийных отношений

В настоящий момент на смену теории Рикардо – Хекшера – Олина, объясняющей динамику и направления международной торговли межстрановыми различиями и обладанием сравнительными преимуществами, пришла теория Кругмана [7] (Krugman, 1991). Данная теория объясняет развитие торговли через стремление фирм к получению положительного эффекта от масштаба. В модели Кругмана в условиях монополистической конкуренции экономия от масштаба является внутренней по отношению к фирмам, и рынок стремится к концентрации. Именно данный эффект на уровне отдельной фирмы заставляет компании укрупняться и выходить на рынки других стран, несмотря на наличие на них местных производителей со схожей продукцией (но не идентичной).

Теория Кругмана хорошо подходит для анализа торговли между странами со схожим уровнем развития, в частности между развитыми странами. Взаимодействие между развитой и развивающейся страной по-прежнему лучше объясняется моделью Рикардо – Хекшера – Олина, а в более общем плане – «центр-периферийным» подходом. Данный подход выходит за рамки международной торговли и рассматривает все аспекты взаимодействия, в том числе движение капитала, рабочей силы и знаний. В целом можно сказать, экономическая неоднородность развития как на международном уровне, так и на национальном и даже региональном, а также усиление процессов глобализации позволяют нам рассматривать значительную часть взаимодействий между территориями как отношения «центра» и «периферии».

Согласно выводам исследователей, работающих в данной области, центр-периферийные отношения характеризуются следующими закономерностями [1, 4–7, 11] (Marshall, 1993; Perru, 2007; Hagerstrand, 1954; Friedmann, 1966; Krugman, 1991; Porter, 1987).

1. Экономическая концентрация в «центре» происходит благодаря таким центростремительным силам [2], как желание предпринимателей снизить издержки за счет близости к поставщикам и рынкам сбыта и экономии на использовании общих ресурсов, наличие горизонтальных экстерналий, большие возможности для специализации, более высокая реальная заработная плата, лучший доступ к явным и неявным знаниям и т. п.

2. Существуют также центробежные силы, оттягивающие на периферию как капитал, так и человеческие ресурсы: низкий уровень конкуренции на внутренних рынках периферии, относительная низкая стоимость периферийной недвижимости, высокие издержки транспортировки природных ресурсов, расположенных в периферии, перегруженность транспортных коммуникаций в центре и пр.

3. Зависимость между уровнем коммуникационных издержек взаимодействия центра и периферии и притоком ресурсов в центр имеет «колоколообразный» характер. То есть когда коммуникационные издержки начинают снижаться, то отток ресурсов из периферии в центр начинает ускорятся. Но после достижения определенного уровня снижение издержек взаимодействия начинает приводить к перемещению ресурсов в обратную сторону.

4. Концентрация в центре рабочей силы, знаний и капитала позволяет ему создавать инновации более эффективно, нежели в случае равномерного распределения данных ресурсов по всем территориям экономической системы. Успешные инновации затем начинают распространяться на периферию, и данный процесс стимулирует ее развитие.

5. Компании, находящиеся в центре, являются более конкурентоспособными по сравнению с «периферийными» не только благодаря внутренним и внешним эффектам экономии на масштабе и лучшему доступу к знаниям, но и за счет весьма конкурентной среды, в которой они действуют.

Данные особенности центр-периферийных отношений создают ряд угроз для отраслей из менее развитых территорий, функционирующих в условиях открытости своих экономик. При этом надо понимать, что на отраслевом уровне «центром» и «периферией» являются не страны с разным уровнем развития, а экосистемы отраслей. То есть в одной и той же стране одни отрасли могут быть периферийными, а другие – центром для национальных отраслей других стран. Отметим, что в данной работе мы рассмотрим угрозы, связанные именно с вытеснением местного производства товарами с другой территории. Анализ угрозы экспансии капитала из «центра», например приход на периферию крупных торговых сетей и разорение местных розничных продавцов, мы оставим за пределами статьи.

Угрозы, общие для всех отраслей:

1. Отток капитала в центр, приводящий к его дефициту на периферии. Данный процесс происходит из-за центростремительных сил, указанных выше, стремления крупных инвесторов диверсифицировать свои вложения [3], а также по причине более высокого качества институтов рынка капитала и частной собственности.

2. Отток человеческих ресурсов. Более высокий уровень реальных доходов и качества жизни в центре приводит к утечке умов и наиболее активной части населения из периферии. Отметим, что помимо прочего миграция подобного рода снижает стимулы к развитию человеческого капитала как на уровне предприятий, так и на уровне властей региона или страны.

3. Приход иностранных сетевых монополий. Здесь под сетевой монополией мы понимаем преобладание определенных стандартов взаимодействия, как технических, так и социальных. Такие стандарты обладают «вытесняющим эффектом», то есть появляется угроза замены местных цифровых платформ, технических стандартов и пр. на их аналоги из более развитых территорий, что с точки зрения экономической безопасности может иметь негативные последствия.

Угрозы для отраслей, производящих торгуемые товары:

1. Сырьевые отрасли и сельское хозяйство. Данные отрасли благодаря рентному характеру ценообразования, уникальности ресурсов, а также высокой стоимости их продукции в более развитых регионах, за редким исключением, редко страдают от взаимной торговли с ними. Напротив, вывоз продукции этих отраслей является одним из главных источников дохода для периферии.

2. Обрабатывающие отрасли. В данной сфере компании из «центра», имея преимущества перед местными производителями, делают их продукцию неконкурентоспособной. При этом данный уровень угрозы зависит от следующих факторов.

Во-первых, от уровня наукоемкости продукции. Чем более технически сложной является продукция, тем меньше шансов у предприятий периферии составить достойную конкуренцию центру по причине преимущества последнего в создании знаний и инноваций. Также заметим, что уровень наукоемкости продукции во многом определяет стоимость ее транспортировки. Чем выше данный уровень, тем ниже транспортные издержки относительно цены товара, что снижает преимущество местных производителей в близости к рынку сбыта.

Во-вторых, от степени зависимости производства от местных природных и человеческих ресурсов. Производители периферии, чье конкурентное преимущество основано на уникальных материальных или нематериальных ресурсах, например монгольские производители «хурута» [4] или гжельской керамики [5], защищены данной уникальностью от конкурентов из других территорий.

В-третьих, от силы эффекта от масштаба производства. Чем сильнее данный эффект, тем выше разница в уровне издержек между локальными производителями и лидерами рынка. Именно поэтому периферийные территории, обладающие относительно емким местным рынком, могут довольно успешно развивать собственную обрабатывающую промышленность при условии защиты рынка от предприятий из центра [6]. Небольшие же регионы не способны иметь собственные отрасли, эффективность предприятий которых зависит от масштаба производства, ориентированные только на внутренний рынок. Эффект от масштаба проявляется и в таком преимуществе «центральных» крупных компаний, как относительно низкая стоимость брендинга новых товаров.

Вышеуказанные угрозы напрямую не касаются неторгуемых товаров, но косвенно могут оказать негативное влияние, например на организации сферы услуг, связанные с местными производителями.

Получается, что в условиях открытой экономики наиболее передовые, наукоемкие и информационноемкие отрасли периферии перестанут развиваться (или, если их не было, просто не появятся), и ее ресурсы начнут перетекать в ресурсоемкий сектор, характеризующийся материалоемкой продукцией, со слабым эффектом экономии от масштаба, а зачастую и убывающей отдачей от масштаба. Кроме того, не пострадают отрасли, производящие неторгуемые товары, и отрасли, конкурентное преимущество которых основано на местных уникальных ресурсах (например, продукция, связанная с национальной культурой жителей территории).

С точки зрения концепции устойчивого развития подобная отраслевая специализация означает переход к менее экологичным и более ресурсозатратным видам деятельности, поскольку на более экологических будут специализироваться развитые страны, общество которых предъявляет большой спрос на такую ориентацию производства. То же самое касается производств, издержки которых сильно зависят от социальных нормативов, которые в более развитых странах являются более жесткими. Речь идет о высоком минимальном размере оплаты труда, запрете на использование детского труда и прочих требованиях, повышающих издержки, связанные с использованием рабочей силы. При открытой экономике периферийные отрасли, производящие трудоемкую продукцию с использованием относительно неквалифицированного труда в условиях низкого уровня социальной защиты работников, будут обладать сравнительными преимуществами [7].

Влияние процесса цифровизации экономики на угрозы устойчивости отраслей периферии

Одним из главных трендов современной экономики является процесс проникновения цифровых коммуникационных технологий практически во сферы жизнедеятельности общества. Результатом этого является сокращение издержек взаимодействия между субъектами, что, на первый взгляд, должно привести к выравниванию возможностей предпринимателей из «центра» и «периферии». Действительно, субъекты периферии получают доступ к информационным ресурсам, которые становятся все более важным фактором производства (а зачастую и главным), а также благодаря развитию удаленной занятости – к рабочей силе. Кроме того, совершенствование систем электронной коммерции снижает издержки транспортировки, приобретения и продвижения материальных товаров, что дает доступ периферийным компаниям к новейшему оборудованию и сырью, а также открывает им глобальный рынок сбыта.

Тем не менее вышеуказанные угрозы для устойчивости местных отраслей скорее увеличиваются.

Во-первых, благодаря развитию технологий эффективность процессов управленческого, творческого и информационного труда все меньше зависит от близости к непосредственному материальному производству. В результате процесс отделения информационного производства от материального ускоряется. А поскольку «центр» обладает преимуществом в подобной деятельности, а также может предоставить более высокое качество жизни, специализация центра на интеллектуальном производстве, а «периферии» – на рутинном материальном, усиливается.

Во-вторых, современная продукция становится все более информационноемкой, и это, вкупе с совершенствованием электронной коммерции, как уже было указано выше, делает рынки более глобальными и уменьшает зависимость покупателей и продавцов от их географического положения. Предприятия «периферии», как и в случае роста наукоемкости продукции, теряют свое преимущество в близости к местному рынку. Выход же на глобальный рынок им затрудняет наличие уже существующих на нем конкурентов из «центра».

Заключение

Представители отраслей из «центра» являются более конкурентоспособными по сравнению с «периферийными» благодаря наличию внутренних и внешних эффектов экономии на масштабе, лучшему доступу знаниям и более конкурентной среде.

К общим угрозам центр-периферийных отношений для отраслей из периферии можно отнести: отток капитала и человеческих ресурсов, приход сетевых монополий из центра. Главной же угрозой для обрабатывающей отрасли промышленности является приход на местный рынок продукции из центра.

Уровень подобных угроз в условиях открытой экономики определяется степенью наукоемкости продукции, зависимостью производства от местных природных и человеческих ресурсов и эффектом от масштаба производства.

Результатом этих угроз может стать специализация периферийных отраслей на ресурсоемком секторе, характеризующемся материалоемкой продукцией со слабым эффектом экономии от масштаба. Подобная отраслевая специализация означает переход к менее экологичным и более ресурсозатратным видам деятельности с низким уровнем социальных гарантий для рабочей силы.

Цифровизация экономики может усилить данные угрозы для устойчивости местных отраслей за счет ускорения перехода информационного производства в центр и развития электронной коммерции.

[1] В частности, правительством России составлен Национальный набор показателей Целей устойчивого развития [23].

[2] Пол Кругман, помимо своих «нобелевских» исследований в области международной торговли, является одним их главных теоретиков «новой экономической географии». В своей модели «центр-периферия» он выделил факторы, способствующие концентрации производства в «центре», и, напротив, обуславливающие перемещение капитала на периферию, назвав их центростремительными и центробежными силами [7].

[3] Особенно это касается периферийных территорий с преобладанием добывающих отраслей. Владельцы крупных предприятий, стремясь избавиться от зависимости стоимости своих активов от колебаний цен на сырьевые товары, инвестируют рентный доход в наукоемкие компании центра. Кроме того, в ситуации политической нестабильности, такие инвестиции позволяют снизить риски возможных изменений в отношениях собственности.

[4] Хурут – кисломолочный продукт из национальной кухни кочевых народов, представляющий собой молодой засушенный сыр, который готовится из молока.

[5] Гжель – русский народный промысел, вид русской народной росписи, относящийся к бело-голубой керамике, также один из традиционных российских центров производства керамики.

[6] Ярким примером подобной ситуации является успех китайских высокотехнологичных компаний.

[7] Интересный пример последствий специализации части Кубы на трудоемком производстве с использованием неквалифицированного труда привел Э. Райнерт: «…Табак, который в основном выращивали на западе, создал в стране средний класс, свободную буржуазию. Сахар, выращиваемый на остальной территории Кубы, делил общество на два класса — господ и рабов. Выращивание табака требовало умения: собирать табачные листья нужно было по одному, поэтому цена продукта зависела от искусства сборщика. Выращивание табака способствовало развитию мастерства, индивидуальности и умеренного богатства. Сахар был анонимным производством, толпы рабов или наемных работников трудились под присмотром блюстителей капитала…» [10] (Raynert, 2011).


Источники:

1. Маршалл А. Принципы экономической науки. - Москва: Прогресс, 1993. – 350 c.
2. Reilly W.J. The law of retail gravitation. - New York, 1931. – 75 p.
3. Harris C. D. The Market as a Factor in the Localization of Industry in the United States // Annals of the Association of American Geographers. – 1954. – № 44 (4). – p. 315-348.
4. Перру Ф. Экономическое пространство: теория и приложения // Пространственная экономика. – 2007. – № 2. – c. 92-126.
5. Hagerstrand T. Diffusion of Innovation as The Arial Process. - L., 1954.
6. Friedmann J. Regional Development Policy: A Case Study of Venezuela. - MIT Press, 1966. – 279 p.
7. Krugman P. Increasing returns and economic geography // Journal of Po-litical Economy. – 1991. – № 99. – p. 483-499.
8. Venables A.J. Equilibrium Locations of Vertically Linked Industries // International Economic Review. – 1996. – № 37(2). – p. 341-359.
9. Fujita M., Mori T. Structural stability and evolution of urban systems // Regional Science and Urban Economics. – 1996. – № 27. – p. 4-5.
10. Райнерт Э. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными. - М.: Изд. дом Гос. Ун-т – Высшая школа экономики, 2011. – 384 c.
11. Porter M. E. From Competitive Advantage to Corporate Strategy // Harvard Business Review. – 1987. – p. 43-59.
12. Грицай О., Иоффе Г., Трейвиш А. Центр и периферия в региональном развитии. - М.:, 1991. – 167 c.
13. Пилясов А.Н. Сообщества северной периферии на этапе постинду-стриальной трансформации. - Сыктывкар, 2007. – 32-54 c.
14. Кузнецова О.В. Концентрация экономической активности в Москве и Санкт-Петербурге: масштабы, факторы, последствия для городов // Проблемы развития территории. – 2018. – № 5(97). – c. 26-40. – doi: 10.15838/ptd.2018.5.97.2.
15. Удалов B.C., Колобов А.О. Система «центр-периферия» в совре-менном политическом процессе // Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. – 2011. – № 2. – c. 297-301.
16. Гурьянов Н. Ю., Гурьянова А. В. Цифровая глобализация в контексте развития цифровой экономики и цифровых технологий // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Философские науки. – 2020. – № 3. – c. 63-69.
17. Стрелкова И. А. Цифровизация экономики: новый формат глобализации // Экономика. Налоги. Право. – 2020. – № 4. – c. 20-28.
18. Шалак А. В. Роль транспортных коммуникаций в обеспечении по-литико-экономической безопасности: невыученные уроки истории // Историко-экономические исследования. – 2021. – № 1. – c. 142-162. – doi: 10.17150/23082488.2021.22(1).142-162.
19. Холмовский С. Г. Развитие российского рынка фулфилмент услуг как следствие роста интернет торговли // Baikal Research Journal. – 2020. – № 1. – doi: 10.17150/2411-6262.2020.11(1).7.
20. Чупров С. В. Нелинейная эволюция и устойчивый рост региональ-ной промышленности (к пятилетнему планированию экономического развития Иркутской области) // Известия Байкальского государственного университета. – 2020. – № 4. – c. 507-515. – doi: 10.17150/25002759.2020.30(4).507-515.
21. Исламутдинов В. Ф. Институциональные изменения в контексте цифровой экономики // Journal of Institutional Studies. – 2020. – № 3. – c. 142-156. – doi: 10.17835/2076-6297.2020.12.3.142-156.
22. ООН: Повестка дня на 21 век. Официальный сайт ООН. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/agenda21.shtml (дата обращения: 31.03.2021).
23. Указ Президента РФ от 21 июля 2020 г. № 474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». [Электронный ресурс]. URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202007210012 (дата обращения: 31.03.2021).

Страница обновлена: 21.09.2021 в 21:07:13