Развитие туриндустрии России в условиях рисков распространения COVID-19 на основе модели «экономического креста»

Тимохин Д.В.1, Аллахвердиева Л.М.1, Койшинова Г.К.
1 Московский государственный гуманитарно-экономический университет

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 11 (Ноябрь 2020)

Цитировать:
Тимохин Д.В., Аллахвердиева Л.М., Койшинова Г.К. Развитие туриндустрии России в условиях рисков распространения COVID-19 на основе модели «экономического креста» // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 11. – doi: 10.18334/epp.10.11.111181.

Аннотация:
В статье предложены направления модернизации туристической отрасли на основе модели «экономического креста» в контексте посткороновирусных экономических реалий в Росси. Рассмотрены негативные последствия влияния новой короновирусной инфекции и последующее введение режима самоизоляции на состояние туристической индустрии в России. Выявлены концептуальные изменения, произошедшие в российской экономике туризма в 2020 году. Значительное внимание при проведении исследования отрасли уделено изменениям, имевшим место во время кризиса 2014 – 2015 гг., когда была окончательно сформирована текущая институциональная структура туриндустрии России. С учетом результатов, достигнутых отраслью в 2016 – 2019 гг. авторами предложены направления развития туриндустрии России, позволяющие использовать тенденции цифровой трансформации и формирования индустрии 4.0 в контексте формирования отраслевого «экономического креста».

Ключевые слова: туризм, туроператоры, экономическое прогнозирование, модель «экономического креста», отраслевая экономика, короновирус

JEL-классификация: L83, Z32, Z38, Z39



Введение

Актуальность. Экономика туристического бизнеса России претерпевает существенные преобразования в результате распространения эпидемии COVID-19 и его последствий. Данные преобразования определяются увеличением рисков, связанных с возможным введением новых ограничений и продлением существующих, а также с ужесточением условий существования туроператоров в конкурентном пространстве в текущий момент времени. Наряду с этим текущий этап развития туристического бизнеса представляется оптимальным для реорганизации туристического бизнеса с учетом возможностей цифровых технологий и иных аспектов потенциала формирующейся 6-укладной экономики.

Литературный обзор. В основу проведенного в статье исследования положены статистические данные, представленные на официальных сайтах [13, 15] и на сайте новостных агентств в разделе, посвященном анализу в туриндустрии [14]. Источник [1] (Sinitsyn, Nakroyakova, Gordeev, Afanaseva, 2020) использован для оценки текущих базовых экономических параметров развития туриндустрии в стране по состоянию на 2019–2020 гг.

В своих исследованиях авторы уделили существенное внимание влиянию на развитие отечественной туристической отрасли ключевых тенденций технологического и инфраструктурного развития. Необходимая для данных исследований информация наиболее полно представлена в источниках [6–9] (Rubtsova, 2020; Bogatyryova, Khakulova, 2020; Radvan, Guzikova, 2020; Evdokimov, 2020). Указанная информация использована впоследствии в качестве исходной для компоновки факторов развития отрасли для построения модели «экономического креста» отрасли, ранее описанной авторами в публикациях [17, 18] (Timokhin, 2019; Timokhin, 2018). Источник [2] (Churilkina, 2020) использован для оценки потенциала использования указанных факторов отраслевого развития в рамках концепции Индустрии 4.0 применительно к микроуровню внутреннего туризма.

Эмпирические данные, определяющие влияние распространения новой коронавирусной инфекции и ограничительных мер на текущее и последующее состояние отечественного туристического бизнеса представлены в источниках [4, 5, 11, 12] (Loguntsova, 2020; Rybalchenko, 2020; Shaytura, Sumzina, 2020)

Целью статьи является определение возможностей и рисков развития туристической индустрии России в 2020 и последующие годы в условиях наличия рисков распространения новой коронавирусной инфекции и введения мер самоизоляции. Система рекомендаций, предложенная авторами для развития отрасли в условиях распространения COVID-19, разработана с учетом особенностей туристического бизнеса как сферы экономических отношений и экономического контекста развития отрасли в 2014–2019 годах.

Научной гипотезой работы является модель развития туристической индустрии, построенная за счет определения «экономического креста» отрасли на пересечении влияния факторов технологического (кондратьевского) и производственно-инфраструктурного циклов. Искомые факторы выявлены в результате анализа долгосрочных изменений туриндустрии и краткосрочных отраслевых шоков 2020 года, использованы для построения модели «экономического креста». Для построении отраслевой модели «экономического креста» использованы методы анализа, синтеза, индукции, дедукции, визуализации статистической информации.

Туристический бизнес является одной из сфер, в наибольшей степени затронутой экономическими последствиями пандемии COVID-19 и введенными национальным правительством мерами самоизоляции весной 2020 года.

Наиболее значимым прямым последствием для отрасли стали прямые финансовые потери, понесенные туроператорами и их партнерами в результате локдауна глобальной экономики. Хотя схожие потери понесли и иные поставщики услуг, для туристической индустрии потери оказались более существенны, нежели усредненное их значение по экономике, по следующим причинам:

- период ограничений совпал с одним из наиболее значимых для туристической сферы периодом (весна-лето);

- неопределенность сроков открытия/закрытия границ привела к отказу части потенциальных клиентов от приобретения туров в последующий за локдауном период, когда часть туристических направлений оказалась доступна;

- экономическая природа тура ограничила возможность использования туроператорами потенциала отложенного спроса на подготовленные туристические маршруты, что привело к потере инвестиций в создание туристического продукта, планируемого для реализаций в период локдауна и последующий временной отрезок, практически в полном объеме [11] (Rybalchenko, 2020).

Долгосрочные экономические последствия пандемии COVID-19 для российского туризма менее однозначны. С одной стороны, риск возврата ограничений на международное перемещение, включающий риск для туриста остаться на территории принимающей страны без поддержки со стороны туроператора, средств к существованию при невозможности возврата на родину, снизил популярность традиционно значимых для россиян международных туристических направлений. Одновременно выросло значение внутреннего туризма.

Вместе с тем на фоне роста краткосрочного спроса на внутренние туристические направления актуализировалась проблема развития инфраструктуры туризма. Обратимся к данным рисунка 1, содержащим оценку качества элементов туристической инфраструктуры внутренних направлений по 5-балльной шкале в соответствии с данными центра социально-экономических исследований [1] (Sinitsyn, Nakroyakova, Gordeev, Afanaseva, 2020).

Максимальные показатели на рисунке 1 присвоены элементам инфраструктурного потенциала отечественной туриндустрии, обслуживающей направления внутреннего туризма, представляющего собой культурное и природное наследие страны. Более подробный анализ методики расчета показателей свидетельствует в пользу возможного их роста в случае дополнения этих элементов вторичными инфраструктурными условиями эксплуатации.

Рисунок 1. Оценка инфраструктурного потенциала отечественной туриндустрии, обслуживающей направления внутреннего туризма, 2020 год Источник: [1, с. 10] (Sinitsyn, Nakroyakova, Gordeev, Afanaseva, 2020, р. 10).

Так, потенциал объектов историко-культурного наследия страны и природно-рекреационного потенциала требует их дополнения транспортной доступностью и инфраструктурой организации проживания, а также обеспечением безопасности. При этом речь идет не о гостиничных комплексах (в соответствии с методикой расчета представленных на рисунке 1 показателей этот элемент туристической инфраструктуры рассматривается отдельно), а об условиях комфортной реализации менее требовательных к инфраструктурным условиям форм туризма (кемпинг, экстремальный туризм и т.д.).

Вторым фактором, определяющим долгосрочное развитие отечественного туризма в посткоронавирусной реальности, является информационное пространство взаимодействия всех потенциальных участников туристического бизнеса. Так, при выборе конкретного туристического маршрута по Владимирскому региону значительная часть клиентов не имеют собственных предпочтений и ориентируются преимущественно на пожелания туроператора [2] (Churilkina, 2020), что свидетельствует об информационной автаркии будущего туриста и культурно-рекреационного информационного пространства, формируемого отечественными туроператорами. Сравнение сложившейся для внутренних туристических направлений ситуации с аналогичной ситуацией для иностранных популярных в России туристических маршрутов указывает, что достоинства магистральных туристических маршрутов большинство потенциальных клиентов знают до прихода в офис туроператора.

Характерной для туристического продукта экономической особенностью является его модульный характер. Действительно, туристический продукт представляет собой скомпонованный пакет услуг, предоставляемых компаниями, работающими в смежных сферах, – гостиничный бизнес, транспортные компании и некоторые другие.

Подобная архитектура туристического продукта имеет как достоинства, так и недостатки. Главным достоинством существующей архитектуры является ее инвариантность, позволяющая туроператору производить изменения в архитектуре туристического продукта с минимальными для себя экономическими и репетиционными потерями в приемлемые для клиента сроки. К числу достоинств возможно отнести и возможность использования хеджирующих риски контрактов с третьими лицами.

Основным недостатком архитектуры туристического продукта является то, что туроператор несет всю совокупность рисков и вынужден учитывать издержки выбранных партнеров в полном объеме. Данное обстоятельство негативно отразилось на экономике отечественного туристического бизнеса, так как в число пострадавших от COVID-19 отраслей вошли практически все значимые для туроператоров партнеры (рис. 2).

Рисунок 2. Наиболее пострадавшие в результате пандемии COVID-19 и мер по противодействию пандемии отрасли

Источник: cоставлено авторами на основе [3].

Авторами на рисунке 2 жирным курсивом отмечены отрасли, представители которых фигурируют в контрактах туроператоров как партнеры по производству туристического продукта. В их число входит 9 из 11 указанных наиболее пострадавших в результате пандемии COVID-19 отраслей, помимо самого туризма (автоперевозки, воздушный транспорт, выставочная деятельность, гостиницы, сфера развлечений и досуга, общественное питание, бытовые услуги, культура и спорт).

Существенное влияние на развитие туризма в посткоронавирусный период будут оказывать экономические потери, понесенные инфраструктурой обеспечивающих организаций. На рисунке 3 представлена оценка недополученных весной и летом 2020 года доходов инфраструктурных компаний, обеспечивающих формирование туристического продукта.

Рисунок 3. Оценка недополученных весной и летом 2020 года доходов инфраструктурных компаний, обеспечивающих формирование туристического продукта, млрд руб.

Источник: составлено авторами на основе [5].

Наряду с негативными последствиями COVID-19 для отечественной туристической индустрии пандемия имела позитивные в долгосрочной перспективе последствия. Рассмотрим их более подробно.

Модульная архитектура туристического продукта на фоне ограниченности возможностей использования его географико-структурной комплектации повысила интерес туристических компаний к современным инструментам проектирования и продвижения туристического продукта. Среди данных инструментов следует отметить:

- использование умных технологий, в том числе специализированных программ, при выборе партнеров и определении структуры туристических маршрутов [8] (Radvan, Guzikova, 2020);

- использование интернет-технологий для осуществления мониторинга состояния инфраструктуры партнеров в режиме реального времени;

- поддержка коммуникаций с клиентами в режиме реального времени, возможность докомпоновки отдельных элементов туристического продукта на стадии потребления базового продукта;

- повышение качества туристического продукта за счет организации перманентной обратной связи с клиентами и максимального вовлечения производителя в процесс создания туристического продукта [10] (Belyaev, Pluzhnikov, Shevyakov, 2020).

Период 2010–2019 гг. для туроператоров в России, несмотря на определенные сложности, все же можно считать нахождением в зоне комфорта. В отличие от большинства иностранных коллег нахождение в относительной зоне комфорта для них обеспечивала низкая вовлеченность в создание инновационного продукта. Иностранные и большая часть существующих внутрироссийских туров проектировались на основе уже готовых матриц, ранее известных из практики туристических компаний. Кроме того, отечественный туристический бизнес в рассматриваемый период характеризовала более низкая, нежели у конкурентов из стран ОЭСР, ответственность перед клиентами. Данное обстоятельство объясняет факт лидирующей позиции государства как регулятора качества туристических услуг. Так, именно государство, с одной стороны, принимало на себя обязательства туристических и связанных с ними транспортных компаний по обеспечению возврата туристов и выполнению иных обязательств. При этом ненадежными показали себя не только небольшие туристические компании-дискаунтеры, но и крупные участники рынка. Примерами недобросовестного поведения системообразующих туроператоров, обязательства которых вынуждено было принять на себя государство, представлены в таблице 1.

Таблица 1

Примеры туроператоров, обязательства которых приняло на себя государство до и после введения ограничений 2014–2015 гг.

Период
Название компании
Величина экономических потерь (ущерба от деятельности)
До введения обязательного страхования
2010, август
Август
3 млн руб.
2010, ноябрь
Капитал тур
1,576 млрд руб.
2011, август
Лужники Трэвэл
15 млн руб.
2012, апрель
ITC («Международный клуб путешествий»)
Рублевый эквивалент 600 тыс. долл. США
2012, декабрь
Латамерика Бизнес Групп
2 млн руб.
2013, июнь
Асент Трэвел
49 млн руб.
2014, февраль
Инарт Вояж
30 млн руб.
2014, июнь
Нева
454 млн руб.
После введения обязательного страхования
2014, июль
Роза ветров Мир
30 млн руб.
2014, август
Лабиринт
160 млн руб.
2014, август
Идеал-тур
1,5 млрд руб. (величина застрахованной ответственности – 30 млн руб.)
август, 2014
ИнтАэр
30 млн руб.
Всего в рамках кризисного периода 2014–2015 гг. был возмещен ущерб около 3 млн руб.
Источник: составлено авторами на основе [13, 14].

Инициатором введения обязательного страхования в индустрии туризма в России выступило государство, что сопровождалось существенным сопротивлением представителей туристического бизнеса в 2014–2016 гг., в то время, когда система хеджирования рисков туроператоров, в том числе валютных рисков, апробировалась.

Несмотря на пессимистические прогнозы, меры, предпринятые государством, продемонстрировали положительный результат: в 2016–2019 гг. сотрудничество туроператоров со страховщиками вместе с ограничениями, введенными в отношении туроператоров в 2014–2015 гг., принесло положительные результаты. Перечислим основные результаты, полученные в результате реформирования экономики туриндустрии в 2014–2015 гг.

Рынок туристических услуг в 2016–2019 гг. стал более конкурентным, что привело к повышению доступности туров для граждан, несмотря на падение их доходов и двукратное уменьшение курса рубля в 2014–2015 гг. Положительная динамика туров в период 2010–2019 гг. продемонстрирована на рисунке 4.

Рисунок 4. Число туристических поездок (туров) до и после ужесточения регулирования отрасли в 2014–2015 гг., тыс. туров

Источник: составлено авторами на основе [15].

Ухудшение ситуации на туристическом рынке в 2020 г. также может рассматриваться как катализатор для придания развитию отечественного туризма вектора инновационного развития. Данный вектор может быть подкреплен мерами государственной поддержки, представленными в таблице 2.

Таблица 2

Меры государственной поддержки туриндустрии в период распространения новой коронавирусной инфекции

Реципиенты государственной поддержки
Меры поддержки
Туроператоры
- освобождение от взноса в резервный фонд «Турпомощи» в 2020 г.;
- перенос оплаты в ФПО на 2021 г.;
- возмещение затрат туроператорам в размере до 3,5 млрд руб.;
- сокращение ставки по НДС для туристических компаний и гостиничных предприятий до 7%;
- возмещение 50% платежей по процентам по ранее выданным кредитам;
Оценка общего объема поддержки – до 4350 млрд руб.
Авиакомпании
- снижение лизинговых платежей для компаний – арендаторов за счет ГТЛК в размере 3 млрд руб.;
- возмещение недополученных доходов в размере до 11,4 млрд руб.
Источник: составлено авторами на основе анализа [16].

C учетом результатов вышеприведенного анализа можно утверждать, что к концу 2020 года отечественная туристическая индустрия будет обладать существенным потенциалом для реорганизации на основе модульно-цифрового проектирования туристического продукта. Подобное проектирование может осуществляться на основе модели «экономического креста».

Модель «экономического креста» рекомендуется для проектирования инновационного отраслевого развития на основе замыкания технологического «кондратьевского» и производственно-инфраструктурного цикла, который может быть построен как модифицированный цикл С. Кузнеца.

Рассмотрим, какие факторы следует учитывать при проектировании туристической отрасли в 2021–2025 годах с учетом текущей отраслевой конъюнктуры и тенденций глобального технологического развития (формирования Индустрии 4.0).



Формирование Индустрии 4.0




Цифровизация
Национальные технологические платформы


Формирование цифровой логистической сети
Формирование цифровых профилей участников матриц турпродукта
- развитие системы хеджирования валютных рисков туроператоров, например специализированных ценных бумаг (опционы, конвертируемые бумаги и т.д.);
- формирование единых площадок интерактивного взаимодействия туристического рынка;
- формирование цифровой модели отечественных туристических маршрутов, созданных с участием пожеланий и запросов покупателей;
- вовлечение туроператоров в проекты развития туристической инфраструктуры внутреннего рынка на основе софинансирования
Автоматизированный предварительный сбор информации о потенциальных участниках матрицы турпродукта
Вовлечение потребителей на основе соцсетей
Обеспечение конкурентности и инновационного вектора развития отечественного турбизнеса
Интерактивное проектирование туристического продукта
Возможность минимизации рисков за счет сокращения сроков модернизации концепции туристического продукта


Формирование интерактивного турпродукта
Вовлечение регионов в конкурентную модель развития турбизнеса






Рисунок 5. Модель «экономического креста» туристической отрасли. Источник: составлено авторами на основе [17, 18] (Timokhin, 2019; Timokhin, 2018).

Заключение

Обеспечение инновационного развития отечественного турбизнеса в посткоронавирусный период возможно на пересечении тенденций цифровизации и формирования национальных технологических платформ, с одной стороны, и формирования импортозамещающей туристической инфраструктуры, с другой. Период 2021–2025 гг. важен с точки зрения проектирования архитектуры отечественной туристической инфраструктуры. Проведенный авторами анализ указывает на то, что для развития отечественного туризма на пересечении инфраструктурного (строительного) и технологического циклов требуется развитие следующих элементов:

- развитие системы хеджирования валютных рисков туроператоров, например специализированных ценных бумаг (опционы, конвертируемые бумаги и т.д.);

- формирование единых площадок интерактивного взаимодействия туристического рынка;

- формирование цифровой модели отечественных туристических маршрутов, созданных с участием пожеланий и запросов покупателей;

- вовлечение туроператоров в проекты развития туристической инфраструктуры внутреннего рынка на основе софинансирования.

Особенно значимое влияние формирование соответствующих элементов будет оказывать на перспективы внутреннего туризма, который в условиях распространения новой коронавирусной инфекции получил определенные возможности для развития. Вместе с тем без инфраструктурного обеспечения развития внутренних туристических маршрутов за счет получаемых отелями и другими партнерами туроператоров доходов внутренний туризм после окончания пандемии в 2021–2025 гг. может столкнуться с серьезным кризисом.


Источники:

1. Синицын А., Накроякова Л., Гордеев М., Афанасьева Ю. Туриндустрия через призму драйверов и барьеров бизнеса – М.: ЦСР, 2020
2. Чурилкина А.П. Особенности формирования конкурентной стратеги туристической фирмы на примере компании «Золотая Русь» // Бюллетень науки и практики. – 2020. - №3(6). – С. 252-259 https://doi.org/10.33619/2414-2948/52/29
3. Список отраслей, признанных наиболее пострадавшими из-за распространения коронавирусной инфекции, утвержден Постановлением Правительства от 03.04.2020 №434
4. Логунцова И.В. Индустрия туризма в условиях пандемии короновируса: вызовы и перспективы // Государственное управление. Электронный вестник. – 2020. - №80. [Электронный ресурс], URL:, дата обращения: 10.11.2020
5. Инвестиции в инфраструктуру: сколько потеряет отрасль после двух месяцев самоизоляции // Infra one research. – 2020. – 9(33) [Электронный ресурс], URL: , дата обращения 09.11.2020
6. Рубцова Н.В. "Wild luxury туризм" как форма воспитательного туризма: понятие и содержание // Азимут научных исследований: педагогика и психология. - 2020. - Т. 9. - № 1 (30). - С. 246-249.
7. Богатырёва И.Г., Хакулова А.З. Виртуальный туризм как новый вид в индустрии туризма / Молодой исследователь: вызовы и перспективы. Cборник статей по материалам CVIII международной научно-практической конференции. 2020. С. 81-87.
8. Радван Ю., Гузикова Л.А. От цифрового туризма к умному туризму / Цифровая экономика и индустрия 4.0: форсайт Россия. Сборник трудов научно-практической конференции с зарубежным участием. Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. 2020. С. 244-249.
9. Евдокимов С.Ю. Парадигмы в индустрии туризма: природно-ориентированный туризм / Форум. Серия: Гуманитарные и экономические науки. - 2020. - № 1 (20). С. 113-116.
10. Беляев А.В., Плужников И.А., Шевяков А.Ю. Технологические инновации в индустрии туризма / Фундаментальная наука и технологии - перспективные разработки. Материалы XXI международной научно-практической конференции. 2020. С. 79-82.
11. Рыбальченко В.В. Влияние короновируса на международный туризм и Россию / Цифровизация общества: состояние, проблемы, перспективы. Материалы VII ежегодной всероссийской научно-практической конференции. 2020. С. 217-220.
12. Шайтура С.В., Сумзина Л.В. Туризм и сервис после коронавируса / Современные проблемы туризма и сервиса. Сборник статей научных докладов по итогам Всероссийской научно-практической конференции. Москва, 2020. С. 213-223.
13. Официальный сайт Федеральное агентство по туризму [Электронный ресурс], URL: https://tourism.gov.ru, дата обращения 11.11.2020
14. Официальный сайт новостного агентства ТАСС [Электроный ресурс], URL: https://tass.ru/, дата обращения 10.11.2020
15. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. Раздел Розничная торговля, услуги населению и туризм [Электронный ресурс], URL: https://rosstat.gov.ru/folder/23457, дата обращения: 09.11.2020
16. Общенациональный план действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике (одобрен на заседании Правительства РФ 23 сентября 2020 г. (протокол N 36, раздел VII) N П13-60855 от 2 октября 2020 г.)
17. Тимохин Д.В. Особенности формирования отраслевой системы сбалансированных показателей на основе модели "экономического креста" // Экономика, предпринимательство и право. - 2019. - Т. 9. № 4. - С. 405-418.
18. Тимохин Д.В. Цифровизация экономики: современное состояние, проблемы и перспективы развития в России // Человек. Общество. Инклюзия. - 2018. - № 3 (35). - С. 57-66.
19. Трубачеев Е.В. Кластеризация национальной экономики как инструмент локализации в мировой экономической архитектуре // Человек. Общество. Инклюзия. 2018. № 3 (35). С. 67-76.





Страница обновлена: 22.11.2020 в 11:28:06