Инвестиционная привлекательность российских регионов в условиях трансформации экономики

Подвербных О.Е.1, Лукьянова А.А.1, Щербенко Е.В.2, Кононова Е.С.1, Межова И.А.1
1 Сибирский государственный университет науки и технологий имени академика М.Ф. Решетнева, Россия, Красноярск
2 Сибирский федеральный университет, Россия, Красноярск

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 4 (Апрель 2022)

Цитировать:
Подвербных О.Е., Лукьянова А.А., Щербенко Е.В., Кононова Е.С., Межова И.А. Инвестиционная привлекательность российских регионов в условиях трансформации экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 4. – С. 1435-1452. – doi: 10.18334/epp.12.4.114631.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48399306

Аннотация:
Вводимые западными странами санкции против Российской Федерации поставили перед страной задачу трансформации социально-экономического курса, что потребует выработки новых стратегических условий и целей развития. Одним из базовых условий является инвестиционная привлекательность субъекта хозяйствования – региона. Методы оценки инвестиционной привлекательности можно разделить на объективные и субъективные. К последним относится оценка региона через совокупность рейтингов. В настоящей статье авторами был проведен корреляционно-регрессионный анализ как объективная оценка инвестиционной привлекательности региона, где в качестве результирующего признака (инвестиции в основной капитал на душу населения) и факторов влияния (15 факторов). Были построена матрица корреляционных коэффициентов по регионам Сибирского федерального округа. В статье обоснованы базовые условия построения стратегических направлений развития территории в изменяющихся условиях.

Ключевые слова: инвестиционная привлекательность, оценка инвестиционной привлекательности, социально-экономическое развитие региона, стратегия развития региона, стратегические задачи развития

JEL-классификация: R11, R12, R13



Введение

Кардинальная перестройка в производственно-хозяйственных отношениях, вызванная резкими прекращениями всех экономических, политических, культурных, информационных связей с Россией со стороны западных стран в связи с введением санкций, требует выстраивания совершенно новых «цепочек» между экономическими субъектами. Экономические субъекты, будь то предприятия, регионы или в целом государство, должны и могут самостоятельно определять, каким образом эти «цепочки» восстанавливать, развивать или выстраивать новые, как в логистическом, финансовом или экономическом планах, так и информационном, инновационном и инвестиционном.

Разрушение крупной экономической системы всегда сопровождалось снижением ее инвестиционной привлекательности. Приток капитала в неустойчивую среду с высокими рисками практически абсурден и в краткосрочном, и в среднесрочном периоде. При этом долгосрочный период в этих условиях инвесторами вообще не рассматривается, что затрудняет хозяйственные процессы в производственных системах. При отсутствии средств на текущие и долгосрочные программы, на технологические преобразования в производственных системах затруднительно ставить вопрос об улучшении ситуации в социальных системах.

В настоящее время перед государством стоит задача импортозамещения во всех сферах хозяйствования, включая инвестиции, их привлечение, переориентацию на иных (прежде всего, отечественных) субъектов. Потенциальный инвестор должен выбрать из ряда предлагаемых планов вложения средств наиболее с его точки зрения выгодный. Альтернативная стоимость инвестиционного плана должна формировать конкурентную среду для его реализации.

Критерием выбора инвестиционного плана региона является уровень привлекательности территории. В научной литературе понятие «привлекательности» чаще всего применяется в значении таких благоприятных факторов, которые вызывают интерес со стороны деловых партнеров [5, с. 1324] (Mylnikova, Nagibina, Yakupova, 2019, р. 1324).

Неоднородность развития территорий связана не только с его технологической пространственностью [6] (Normova, 2022), но и умением руководства региона «задать вектор» развития (так называемый субъективизм [9] (Aleksandrov, Vyakina, Skvortsova et al., 2020)), включение территории в процесс реализации глобальных проектов. Дифференциации регионов в условиях глобализации в научной литературе уделяется существенное внимание (см., например, [2, 1] (Drobot, Makarov, Yarikova, 2019; Dashtieva, 2020)), но в аспекте возможного формирования институциональной структуры, которая могла бы связать регионы ресурсного типа с промышленными центрами в пространстве территории, это явление не рассматривалось.

Цель исследования – обоснование использования методологии корреляционно-регрессионного анализа в прогнозных расчетах и формирование стратегических задач на его основе.

Научная новизна состоит в использовании самого подхода для выстраивания стратегических задач развития территории Сибирского федерального округа (СФО); разделении факторов на три группы (экономические, социальные, инновационные) и оценке их влияния на инвестиционную привлекательность; группировке территорий по характеристике тесноты связи динамики объема инвестиций на душу населения.

Авторская гипотеза: на инвестиционную привлекательность региона влияют экономические факторы, факторы рынка труда, научно-исследовательской и инновационной деятельности, характеризующие уровень жизни населения. Чем выше специализация региона на научно-исследовательской и инновационной деятельности, тем выше инвестиционная привлекательность территории – для субъектов, где расположены научные центры; для субъектов с производственной специализацией – инвестиционная привлекательность определяется наличием крупных производств с высокой добавленной стоимостью; для субъектов, где основной отраслью специализации является сельское хозяйство, инвестиционная привлекательность строится на иных позициях (вопрос: каких?). Полученные расчеты в соответствии с корреляционно-регрессионым анализом должны быть сопоставлены со стратегиями социально-экономического развития субъектов (с корректировкой на трансформационные изменения), проанализированы пространственные аспекты территории СФО.

Рассмотрим инвестиционную привлекательность территорий, входящих в Сибирский федеральный округ.

Методические подходы к оценке инвестиционной привлекательности регионов

Если рассматривать инвестиции как средство устойчивого развития территории, определив критерии устойчивости через рост экономики, повышение уровня жизни населения, создание комфортной экологически чистой среды обитания, формирование соответствующих институтов для реализации задач устойчивости, то можно задать ряд связанных направлений воздействия на привлекательность территории для вложения средств в объекты социально-экономической системы функционирования региона.

Уровень развития регионов различается по степени освоенности, их удаленности или приближенности к логистическим системам, возможности выстраивания этих систем, формирования инфраструктуры. Идея поэтапного последовательного развития территорий с возможностью «притягивания» логистики и социальной инфраструктуры к точкам освоения, разработанная в 60-е годы прошлого столетия [8, с. 8–9] (Lamin, Malov, 2005, р. 8–9), сегодня может стать вновь востребованной. Размещение в Сибири производительных сил, создание городов (этаких центров развития) [10] находится в рамках данной парадигмы. И в ней же представлена и схема размещения инвестиций. Отсюда возникает вопрос о формировании оценки инвестиционной привлекательности территорий.

В экономической литературе описывается два основных метода оценки инвестиционной привлекательности региона, как через прямой расчет индикатора привлекательности, так и на основе специализированных рейтингов.

Количественная оценка – это оценка инвестиционного климата с использованием моделей корреляционно-регрессионного анализа [4] (Mitrofanov, Kulagina, 2021). Из всего перечня социально-экономических показателей регионов России [22] необходимо выбрать в качестве аргументов модели те, значимость которых будет влиять на результирующий признак: степень влияния неоднородных систем создать систему автокорреляционных факторов. Можно воспользоваться, конечно, методом главных компонент и критерием Барлетта – Уилкса [23] (Rencher, 2003) и перейти к меньшему числу укрупненных, независимых факторов [4] (Mitrofanov, Kulagina, 2021), но тогда становится затруднительным сопоставление субъектов внутри неоднородной системы. Возникает необходимость уйти от прямого прогнозирования к оценке инвестиционной привлекательности и инвестиционного климата с использованием сопоставления частных рейтингов (см., например [21] (Shishatskiy et al., 2020)).

Оценка инвестиционной привлекательности территории может быть оценена в совокупности факторов региональной конкурентоспособности по направлениям:

– качество жизни и уровень человеческого развития;

– инвестиционный климат и инвестиционная привлекательность;

– инновационная деятельность и инновационное развитие;

– экологическая безопасность и эффективность;

– эффективность регионального управления.

Инвестиционная привлекательность в подобного рода исследованиях опирается на работы следующих рейтинговых агентств:

– рейтинговое агентство RAEX (РАЕКС-Аналитика) – рейтинг инвестиционной привлекательности регионов России;

– Агентство стратегических инициатив – национальный рейтинг состояния инвестиционного климата в субъектах Российской Федерации;

– рейтинговое агентство «РИА Рейтинг» – рейтинг кредитоспособности регионов Российской Федерации.

Основным достоинством всех этих частных рейтингов является то, что они не зависят от количественной характеристики отдельных показателей «валовый региональный продукт на душу населения», «уровень инновационной активности организаций», «cреднедушевые денежные доходы населения» и другие; они снижают влияние условия неоднородности системы путем выстраивания последовательного ряда по всем регионам Российской Федерации, где характеристика инвестиционной привлекательности не имеет размерности (процент, доля, абсолютное значение), а определяет место региона; они с определенной степенью достоверности выстраивают позицию «привлекательности» региона. Но главным недостатком всех рейтингов является то, что разработчиками являются западные специалисты, а российские специалисты лишь адаптируют западные методики под нашу действительность. Технология всех рейтингов основана на опросе респондентов, что не может быть корректно, так как любой опрос предполагает наличие заинтересантов в результатах. В настоящее время Российскую Федерацию вывели из всех рейтинговых опросов, поэтому становится затруднительным использование западных методик. Кроме того, основная цель оценки рейтинга инвестиционной привлекательности была направлена на привлечение не отечественных, а иностранных инвестиций.

В этом случае наиболее предпочтительной становится количественная оценка инвестиционной привлекательности региона.

Оценка инвестиционной привлекательности территорий Сибирского федерального округа

Территории, входящие в Сибирский федеральный округ (СФО), по своему социально-экономическому развитию неоднородны и неоднотипны. Регион лежит в нескольких природно-климатических поясах, а это означает, что уже изначально определены различия в условиях размещения производительных сил по территории СФО. Природные ресурсы по большей части этих территорий либо слабо изучены, либо находятся на стадии геологоразведки. Промышленность после 90-х годов претерпела значительную трансформацию в связи с закрытием ряда предприятий в крупных городах и перепрофилированием производственных площадей под торговые центры.

Если основываться на классификации регионов данной группой ученых Новосибирска во главе с М.К. Бандманом, то можно утверждать следующее:

– большая часть территорий, входящих в состав СФО, относится к проблемным регионам ресурсного типа [8, с. 14–16] (Lamin, Malov, 2005, р. 14–16) (Нижнее Приангарье), либо к депрессивным и кризисным регионам (Алтайский край), либо к районам переходного периода (Новосибирская, Омская, Томская, Кемеровская области). Особое место занимает Красноярский край с его протяженностью и неравномерным развитием муниципальных образований внутри края;

– потенциал территорий значителен не только их сырьевой составляющей, но и тем научно-производственным потенциалом, сформированным еще в советское время, сохраненным в 90-е годы XX века, сдержанно поддержанным в XXI веке;

– территории имеют геополитическое значение, находясь в стороне от глобальных конфликтов, с одной стороны, с другой – становясь связующим логистическим звеном между Востоком и центром России;

– регионы могут стать природно-климатическими курортами, туристическими центрами, основой развития сельского хозяйства и традиционного хозяйствования для народов Севера и юга Сибири.

Анализ инвестиционной привлекательности регионов Сибирского федерального округа был построен авторами на основе модели корреляционно-регрессионного анализа:

, (1)

где YJ результирующий признак по каждому субъекту, входящему в Сибирский федеральный округ, J=1 ÷ M;

Xiфакторы влияния, i= 1 ÷ n;

aijкоэффициенты регрессии, определяющие зависимость между результирующим признаком и факторами влияния.

Система уравнений регрессии по субъектам СФО может быть подвергнута дальнейшему анализу, как по отдельным территориям, так и в целом по округу с использованием методов главных компонент [4] (Mitrofanov, Kulagina, 2021).

Так как территории неоднородны по своему социально-экономическому развитию, то дальнейший анализ следует проводить по отбельным субъектам, выделяя их общие черты и их существенные отличия.

Анализ проводился по следующим территориям округа (табл. 1).

Таблица 1

Территории, входящие в Сибирский федеральный округ

№ п/п
Субъект РФ, входящий в СФО
Код региона
1
Республика Алтай
Z1
2
Республика Тыва
Z2
3
Республика Хакасия
Z3
4
Алтайский край
Z4
5
Красноярский край
Z5
6
Иркутская область
Z6
7
Кемеровская область
Z7
8
Новосибирская область
Z8
9
Омская область
Z9
10
Томская область
Z10
Источник: составлено авторами.

В качестве результирующего признака был выбран показатель «Инвестиции в основной капитал на душу населения». Показатель нормирован на численность населения, что с позиции достоверности будет более корректно, показатель имеет абсолютное значение, что отражает его независимость среди региональных значений, в отличие, например, от показателя «Место региона в инвестировании в основной капитал на душу населения» или «Темп роста инвестиций в основной капитал на душу населения».

В качестве факторов были выбраны 15 показателей, представленных официальной статистикой Российской Федерации (табл. 2). Факторы с X1-X4 – это характеристика экономики регионов; Х5-Х7 – это характеристика рынка труда; Х10-Х15 – характеристика уровня жизни населения территорий, а показатели Х8 и Х9 относятся к научно-исследовательской и инновационной деятельности.

Таблица 2

Результирующий признак и основные факторы влияния,

используемые в анализе

Значение показателя
Показатель
Единица измерения
Y
Инвестиции в основной капитал на душу населения
руб.
X1
Валовой региональный продукт на душу населения
руб.
X2
Индекс промышленного производства
% к предыдущему году
X3
Сальдированный финансовый результат организаций
млн руб.
X4
Доля убыточных предприятий
% к общему числу предприятий
X5
Просроченная задолженность по заработной плате работникам организаций
млн руб.
X6
Уровень занятости
%
X7
Валовый региональный продукт на одного занятого в экономике
руб.
X8
Уровень инновационной активности организаций
%
X9
Численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками
чел.
X10
Оборот розничной торговли на душу на душу населения
руб.
X11
Объем платных услуг на душу населения
руб.
X12
Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума
% от общей численности населения
X13
Cреднедушевые денежные доходы населения
руб.
X14
Число собственных легковых автомобилей на 1000 человек населения
шт.
X15
Общая численность жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя
м2
Источник: [16].

По каждому субъекту было построено регрессионное уравнение по пятнадцати факторам влияния, при этом каждое уравнение является значимым.

Следующий этап – это построение матрицы регрессионных коэффициентов (табл. 3).

Таблица 3

Матрица регрессионных коэффициентов по субъектам СФО

Y
X1
X2
X3
X4
X5
X6
X7
X8
X9
X10
X11
X12
X13
X14
X15
Z1
1,0000
0,6548
0,5456
0,0574
-0,1777
-0,3165
0,6057
0,5211
-0,1722
-0,6023
0,5605
0,5581
0,3295
0,4821
-0,1684
0,5185
Z2
1,0000
0,4664
0,0679
-0,2727
0,5054
-0,3759
0,3193
0,0590
-0,2303
-0,3689
0,6170
0,6423
-0,0156
0,7451
0,6606
0,3589
Z3
1,0000
-0,0408
0,5158
-0,5319
0,3373
0,3456
0,1872
-0,1239
0,4826
-0,0235
0,1074
0,0964
-0,2512
0,0291
0,1686
0,0810
Z4
1,0000
0,7765
-0,0477
0,6555
0,6138
-0,4130
0,7489
-0,0412
0,8159
0,3283
0,8063
0,7820
-0,7193
0,7299
0,8920
0,8207
Z5
1,0000
0,7729
-0,5699
0,6455
0,5226
-0,1156
0,5483
0,1503
-0,6168
0,7925
0,9367
0,8967
-0,0434
0,9512
0,7722
0,8867
Z6
1,0000
0,9788
-0,5421
0,8741
0,2084
-0,5340
0,9046
0,2085
-0,2642
-0,8731
0,9877
0,9348
-0,1695
0,9653
0,4203
0,9577
Z7
1,0000
0,4595
-0,0854
-0,0174
-0,0206
0,6291
0,7618
-0,0534
0,3477
-0,6541
0,6841
0,5657
-0,2401
0,5846
0,6111
0,5542
Z8
1,0000
0,7999
-0,1958
0,6248
0,7700
-0,2235
0,8170
-0,0146
0,3165
-0,2508
0,9289
0,7836
-0,6568
0,8891
0,6927
0,8233
Z9
1,0000
0,7344
-0,0871
0,5966
-0,5312
-0,2858
0,8672
-0,3584
0,6745
-0,5364
0,7479
0,6712
0,1262
0,6031
0,3241
0,8479
Z10
1,0000
0,1166
-0,3070
0,0096
-0,3753
0,1292
-0,1798
0,0635
-0,4373
0,0566
0,1782
0,1193
-0,1258
0,1907
0,2379
0,1292
Источник: составлено авторами.

Для каждого региона были построены матрицы корреляционных коэффициентов, а также были проанализированы суммы эластичностей коэффициентов.

Далее в исследовании была рассмотрена динамика результирующего признака за рассматриваемый период, которая претерпевала существенные изменения, при этом была неравномерной и неоднородной (рис. 1).

Рисунок 1. Динамика инвестиций в основной капитал на душу населения по субъектам СФО за период 2010–2020 гг.

Источник: составлено авторами на основе [22].

Изменение результирующего признака было сгруппировано в три основные группы:

– возрастающая (Алтайский и Красноярский края, Иркутская, Новосибирская и Омская области);

– стабильная с повышающей тенденцией (Республики Алтай и Тыва, Кемеровская область);

– умеренно стабильная с неизменным темпом роста (Республика Хакасия, Томская область).

Первая группа (рис. 2). Линия тренда имеет существенный наклон к оси абсцисс. Значения признака либо совпадают с линией тренда (Красноярский край, Иркутская область), либо колеблются вокруг нее с разной амплитудой (Алтайский край (см. [11]), Новосибирская (см. [15]) и Омская области (см. [16]). Это свидетельствует о том, что инвестиции в основной капитал в субъектах активно привлекались в течение всего рассматриваемого периода. При этом место региона, занимаемое им по данному показателю в Российской Федерации, в 2017 году было: Красноярский край – 14-е, Иркутская область – 25-е, Алтайский край – 79-е, Новосибирская область – 55-е и Омская область – 65-е; в 2020 году: Красноярский край – 17-е, Иркутская область – 18-е, Алтайский край – 77-е, Новосибирская область – 41-е, а Омская область – 31-е [22].

Рисунок 2. Динамика инвестиций в основной капитал на душу населения по регионам Алтайский край, Красноярский край, Иркутская, Новосибирская, Омская области (в фактически действовавших ценах; миллионов рублей)

Источник: составлено авторами.

Вторая группа (рис. 3). Для этой группы субъектов характерны значительные колебания от линии тренда. Любые «накачивания» инвестиций в регион не носят системный характер. Причины этого связаны с тем, что либо данные территории в основном сельскохозяйственного назначения (Республики Алтай и Тыва [17, 18]), хотя на территории есть месторождения по добыче угля, меди, молибдена, золота, либо роль отрасли специализации региона (Кемеровская область) [13] в энергетике страны существенно снизилась в связи с началом строительства газопровода «Сила Сибири». Для Республики Алтай миссия региона сформулирована как «территория ноосферного развития» [17], где доля особо охраняемых природных территорий составляет 25% всех площадей региона, тем самым республика занимает лидирующие позиции в экологических рейтингах субъектов Российской Федерации.

Место региона, занимаемое им по данному показателю в Российской Федерации, в 2017 году было: Республика Алтай – 58-е, Республика Тыва – 82-е, Кемеровская область – 42-е; в 2020 году: Республика Алтай – 69-е, Республика Тыва – 74-е, Кемеровская область – 34-е [22].

Рисунок 3. Динамика инвестиций в основной капитал на душу населения по регионам Республика Алтай и Республика Тыва, Кемеровская область (в фактически действовавших ценах; миллионов рублей)

Источник: составлено авторами.

Третья группа (рис. 4). У регионов, вошедших в эту группу территорий, линия тренда почти горизонтальна, т.е. величина инвестиций на душу населения практически не изменяется. Но если для Республики Хакасия амплитуда колебаний заметна, то для Томской области колебания незначительны. При этом место региона по данному показателю: в 2017 году для Республики Хакасия [19] – 75-е, для Томской области – 33-е, а в 2020 году для Республики Хакасия – 65-е, для Томской области – 42-е.

Рисунок 4. Динамика инвестиций в основной капитал на душу населения по регионам Республика Хакасия и Томская область (в фактически действовавших ценах; миллионов рублей)

Источник: составлено авторами.

При этом сам Сибирский федеральный округ по данному показателю переместился с 7-го на 5-е место.

Такие различия в инвестировании сибирских регионов связаны:

– с изменениями в стратегических задачах государства за период с 2010 по 2020 год в определении приоритетных направлений для развития страны в целом;

– с уровнем развития производительных сил территорий и сформированным у них промышленным потенциалом для решения этих стратегических задач;

– с возможностью саморазвития, то есть решения ряда задач самостоятельно – без государственных дотаций и иностранных инвестиций;

– с формированием реальной, а не номинальной стратегии развития региона;

– с ориентацией на производства с высокой добавленной стоимостью.

Таким образом, базовыми условиями формирования стратегии развития регионов Сибирского федерального округа, направленной на инвестиционную активность субъектов, должны стать инвестиционная активность самих предприятий (факторы – сальдированный финансовый результат организаций), их инновационная активность (фактор – уровень инновационной активности организаций), а также научные исследования и разработки, проводимые в регионе (фактор – численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками). Кроме этого, особое значение имеет развитие малого и среднего бизнеса, направленного на реализацию товаров народного потребления (факторы – оборот розничной торговли на душу населения, объем платных услуг на душу населения), жилищное строительство (фактор – общая численность жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя).

Заключение: современные вызовы, стоящие перед экономикой СФО

Экономическая ситуация, сложившаяся после введения санкций западными государствами, требует кардинальных изменений во всех сферах жизни нашего общества. Вся трансформация займет не один год, поэтому должны быть решены оперативные, первостепенные задачи (отказ от долларовой экспансии, поддержка малого и среднего бизнеса, амнистия капиталу и прочее); тактические задачи (импортозамещение, развитие IT-технологий, внедрение их в производственную, информационную, социальную сферу и т.д.) [4] (Mitrofanov, Kulagina, 2021); стратегические задачи.

Если с позиции решения оперативных задач вопросов не возникает, тактических задач – есть понимание, что необходимо сделать, то вопросы стратегии остаются не озвучены.

К настоящему времени мы еще до конца не избавились от неравномерности развития производительных сил в стране. На это есть как объективные, так и субъективные причины. К объективным относятся, прежде всего, различия в природно-климатических условиях; степень освоенности территорий и та экономическая политика, которая формировала или эксплуатировала эту освоенность; доступность ресурсов, включая человеческие; источники пополнения ресурсов и др. К субъективным относятся внешняя политика государства, определяющая место и роль страны в мире; внутренняя политика государства, формирующая позицию руководителей на местах, их понимание своей деятельности; экономическая и социальная политика государства и субъектов.

Стратегические задачи развития Сибирского федерального округа, на наш взгляд, можно сформулировать следующим образом:

1. Логистические системы. Сибирский федеральный округ – это территория, сформированная вокруг Транссибирской магистрали, построенной более ста лет тому назад. Основная задача ее строительства состояла в возможности выхода к Тихому океану, удержании дальневосточных территорий. К настоящему моменту она стала «узким местом» в логистической системе.

В этой связи необходимо строительство новых магистралей. Из существующих, но не реализованных проектов, можно назвать Северо-Сибирскую магистраль, проект которой должен был начаться в 2016 году; Северный широтный ход – в августе 2019 г. были завершены геологические и геодезические изыскания на объектах магистрали, а 17 марта 2022 г. появилось сообщение, что Правительство России приняло решение отложить реализацию проекта [7].

Первый проект (один из вариантов) должен был пройти через Киров – Соликамск – Серов – Салым – Сургут – Нижневартовск – Белый Яр – Лесосибирск – Карабула – Усть-Илимск, откуда есть выход к Байкало-Амурской магистрали. Идея реализации данного проекта была проста – пустить все грузы по новой ветке, Транссибирскую магистраль сделать скоростной.

Второй проект должен был соединить все нефтегазовые месторождения Восточной Сибири. Строительство намечалось через механизм концессии путем предоставления инфраструктурного кредита.

Северный морской путь. Как составная часть логистики регионов, входящих в Сибирский федеральный округ, он затрагивает только порты Диксон и Дудинка на территории Красноярского края [14]. Разработка и реализация глубоководных портов будет зависеть от реализации иных проектов Нижнего Приангарья, Арктической зоны и проч.

2. Формирование «интеграционных зон». Идея формирования интеграционных зон принадлежит ученым из ИЭОПП СО РАН [8] (Lamin, Malov, 2005). На территории СФО должно быть расположено четыре интегрированные производственно-транспортные зоны (ИПТЗ):

– Северо-Томская ИПТЗ, где основу экономики составляет лесопромышленный комплекс [20]. На данной территории может быть размещен логистический хаб Белый Яр;

– Нижнеангарский ИПТЗ с его крупными запасами природного сырья – гидроэнергетические, золото, нефть, лесные ресурсы, полиметаллы, железные и марганцевые руды [14]. Данный район является следующим этапом развития производительных сил Красноярского края, где предполагается завершение строительства Богучанской ГЭС, Богучанского алюминиевого завода. Использование лесных ресурсов территории может дать толчок к развитию биотехнологий как производства с большей добавленной стоимостью, чем заготовка круглого леса;

– Северо-Иркутский ИПТЗ, где в основе экономического потенциала лежат энергетика, цветная металлургия, лесопромышленный комплекс [12]. Уже сейчас крупные предприятия региона принадлежат крупным компаниям. В перспективе возможен переход к разработке новых железорудных месторождений;

– Норильско-Туруханский ИПТЗ. Драйверами развития данной зоны могут служить месторождения нефти (как находящиеся уже в стадии промышленной добычи, так и в стадии геологоразведки и разработки), никелевые месторождения. Но здесь необходимо сосредоточиться на последующей переработке сырья и стремиться к извлечению более высокой добавленной стоимости. Помимо этого территория имеет выход к морю, поэтому как логистический центр требует строительства глубоководных портов – и морских (Диксон), и пресноводных (Дудинка).

3. Пространственное закрепление развития территории через формирование институциональной структуры управления зонами. Это не противоречит отраслевой и территориально-административной структуре управления, но с позиции промышленного освоения данных территорий, на наш взгляд, данный подход будет более продуктивен.


Источники:

1. Даштиева М.Э. Повышение инвестиционной привлекательности Северо-Кавказского федерального округа и другие инструменты сглаживания пространственной поляризации в регионе // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 4. – c. 1009-1018. – doi: 10.18334/epp.10.4.100747.
2. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Ярикова Е.В. Пространственное развитие России: проблемы дифференциации в условиях глобализации // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 855-866. – doi: 10.18334/eo.9.2.40811.
3. Меры Правительства по повышению устойчивости экономики и поддержке граждан в условиях санкций. Правительство России. Официальный интернет-ресурс. [Электронный ресурс]. URL: http://government.ru/sanctions_measures (дата обращения: 27.03.2022).
4. Митрофанов Е.П., Кулагина А.Г. Инвестиционная привлекательность регионов: классификационный анализ для Приволжского федерального округа // Регионалистика. – 2021. – № 4. – c. 57-64. – doi: 10.14530/reg.2021.4.57.
5. Мыльникова Е.М., Нагибина Н.П., Якупова О.В. Модель привлекательности территории – «многоугольник территориальной привлекательности // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 1321-1328. – doi: 10.18334/eo.9.2.40662.
6. Нормова Ю.В. Неоднородность регионального технологического пространства Российской Федерации // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 1. – c. 463-478. – doi: 10.18334/vinec.12.1.114057.
7. Правительство РФ планирует отложить строительство Северного широтного хода. Коммерсант. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/5259987 (дата обращения: 27.03.2022).
8. Ламин В.А., Малов В.Ю. Проблемные регионы ресурсного типа: Азиатская часть России. / Монография. - Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2005. – 385 c.
9. Александров Г.А., Вякина И.В., Скворцова Г.Г. и др. Привлекательность инвестиционного климата и инвестиционные риски: методология, методы диагностики и оценки. / Монография. - М.: Издательство «Креативная экономика», 2020. – 340 c.
10. Сергей Шойгу – о новых городах в Сибири. Рбк. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/politics/06/09/2021/6131fab69a79471a71a0b412 (дата обращения: 18.03.2022).
11. Стратегия социально-экономического развития Алтайского края до 2035 года. Алтайский край. Официальный интернет-портал. [Электронный ресурс]. URL: https://www.economy.gov.ru/material/file/ff2df63883cef734f344126c2294c79e/ak_2019.pdf (дата обращения: 27.03.2022).
12. Стратегия социально-экономического развития Иркутская области до 2036 года. Иркутская область. Официальный интернет-портал. [Электронный ресурс]. URL: https://irkobl.ru/sites/economy/socio-economic/project2036 (дата обращения: 27.03.2022).
13. Стратегия социально-экономического развития Кемеровской области – Кузбасса до 2035 года. Кемеровская область. Официальный интернет-портал. [Электронный ресурс]. URL: https://кузбасс-2035.рф/upload/163-ОЗ.doc (дата обращения: 27.03.2022).
14. Стратегия социально-экономического развития Красноярского края до 2030 года. Красноярский край. Официальный интернет-портал. [Электронный ресурс]. URL: http://econ.krskstate.ru/ser_kray/2030 (дата обращения: 27.03.2022).
15. Стратегия социально-экономического развития Новосибирской области до 2030 года. Новосибирская область. Официальный интернет-портал. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nso.ru/page/2412 (дата обращения: 27.03.2022).
16. Стратегия социально-экономического развития Омской области до 2025 года. Омская область. Официальный интернет-портал. [Электронный ресурс]. URL: https://omskportal.ru/magnoliaPublic/dam/jcr:8c5a00d8-ffa0-4df9-be7b-66cc38a2d425/Strategiya_2025.pdf (дата обращения: 27.03.2022).
17. Стратегия социально-экономического развития Республики Алтай до 2030 года. Республика Алтай. Официальный интернет-портал. [Электронный ресурс]. URL: https://altai-republic.ru/economy_finances/strategy-of-social-economic (дата обращения: 27.03.2022).
18. Стратегия социально-экономического развития Республики Тыва до 2030 года. Республика Тыва. Официальный интернет-портал. [Электронный ресурс]. URL: https://rtyva.ru/content/2029/ (дата обращения: 27.03.2022).
19. Стратегия социально-экономического развития Республики Хакасия до 2030 года. Республика Хакасия. Официальный интернет-портал. [Электронный ресурс]. URL: https://r-19.ru/management/5697/86042.html (дата обращения: 27.03.2022).
20. Стратегия социально-экономического развития Томской области до 2030 года. Томская область. Официальный интернет-портал. [Электронный ресурс]. URL: https://tomsk.gov.ru/ctrategija-sotsialno-ekonomicheskogo-razvitija-tomskoj-oblasti-do-2030-goda (дата обращения: 27.03.2022).
21. Шишацкий Н.Г. и др. Структурная модернизация как фактор повышения конкурентоспособности региона (на примере Красноярского края). / Монография. - Новосибирск: Изд-во ИЭОПП СО РАН, 2020. – 510 c.
22. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/regional_statistics (дата обращения: 15.03.2022).
23. Rencher A.C. Methods of Multivariate Analysis. - New York: Wiley, 2003. – 738 p.

Страница обновлена: 28.11.2022 в 01:03:52